Паломнические туры из Минска, путешествия по святым местам, Иоаннов родник
Наши новости

Симеон Полоцкий

Симеон Полоцкий (светское имя Самуил Гаврилович (Емельянович?) Петровский-Ситнианович) (1629, Полоцк - 1680, Москва) - общественный и церковный деятель. В 1637 - 1651 учился в Киево-Могилянской коллегии, в 1653 окончил Виленскую иезуитскую коллегию. В 1656 принял иночество и стал преподавателем в Полоцкой братской школе. В 1660 впервые приехал в Москву, перед царским семейством в Кремле читал свои стихи и предложил царю свою лит. "службу", к-рая была принята. С 1663 после переезда в Москву преподавал в Заиконоспасской школе, а затем стал наставником царских детей. К наставлениям Симеон прислушивались не только царь Алексей Михайлович, но и все его дети - вплоть до царевны Софьи и малолетнего Петра I. В 1678 организовал при дворе типографию, первой изданной кн. к-рой стал "Букварь". В 1679 составил проект указа о создании Славяно-греко-латинской академии. Получил широкую известность как поэт, драматург, проповедник, публицист, педагог, переводчик, боровшийся против раскола, выступавший сторонником развития образования и просвещения. Один из культурнейших людей своего времени, Симеон стал первым в рус. лит-ре писателем-профессионалом, чье имя приобрело европейскую известность.

Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.

Симеон Полоцкий (в миру — Самуил Гаврилович Петровский-Ситнякович) (12.12.1629-25.08.1682), писатель, поэт, педагог. В 1656 — монах Богоявленского Братского монастыря в Полоцке. Когда царь Алексей Михайлович во время войны с Польшей вступил в Полоцк (1656), приветствовал его панегирическими стихами. В 1660 славил царя торжественной декламацией уже в Москве. После возвращения Полоцка Польше Симеон перебрался в Москву. В 1664 выполнял роль переводчика при Паисии Лигариде. В 1665-68 руководил школой подьячих Тайного приказа при Заиконоспасском монастыре. На Соборе 1666-67 переводчик, затем автор “Жезла правления” — антистароверческого трактата, составленного по материалам Собора. С 1667 воспитывал царских детей, а кроме того, сочинял вирши к придворным праздникам. В зарождающейся распре “латинствующих” и грекофилов лидер первых: в 1672 участвовал в диспуте с Епифанием Славинецким. После восшествия на престол Федора Алексеевича, его воспитанника, Симеон Полоцкий приобрел особое влияние (с 1676), так что даже патр. Иоаким вынужден был с ним считаться. В 1679 добился открытия неподотчетной патриарху “Верхней” (дворцовой) типографии. В 1680 подал царю проект Академии. Пользовался прижизненной известностью на Руси и за рубежом как ученый муж и поэт.

Симеону Полоцкому принадлежат: энциклопедический сборник “Вертоград многоцветный”; “Рифмологион”, включающий панегирические стихотворения и их циклы, декламации, а также две пьесы — “Комедия притчи о блудном сыне” и “О Навуходоносоре”; “Псалтырь рифмотворная” — полное стихотворное переложение ветхозаветной книги псалмов, к печатному изданию которых (1680) был еще присовокуплен Месяцеслов; сборник проповедей “Обед душевный”, “Вечеря душевная”.



Симеон Полоцкий (в миру Петровский-Ситнянович Самуил Гаврилович) (1629—25.08.1680), деятель восточно-славянской культуры XVII в., поэт, переводчик, драматург и богослов, один из идейных лидеров «латинствующих». Уроженец Полоцка, белорус по происхождению. Учился в Киево-Могилянской академии и, по некоторым предположениям, в Виленской иезуитской академии. До конца жизни Симеон Полоцкий оставался тайным униатом, скрывавшим свою принадлежность к Базилианскому ордену.

Первые стихотворения написал в годы учебы. В 1656 принял монашеский постриг под именем Симеон. В 1664 навсегда переехал в Москву, где к его монашескому имени и добавилось прозвание Полоцкий. В Москве получил поддержку царя Алексея Михайловича, при дворе которого он признавался как мудрейший «философ», «вития» и «пиит».

Пользуясь благосклонностью царя, Симеон Полоцкий развернул в Москве широкую просветительскую деятельность — преподавал в Богоявленской и Заиконоспасской братских школах, открыл в Кремле типографию, свободную от церковной цензуры, в которой в большом количестве издавал свои книги стихов, учебную и богословскую литературу. Позднее, по поручению царя, Симеон Полоцкий занимался воспитанием и образованием царских детей — Федора и Софьи. Кроме того, он возглавлял созданную при Приказе тайных дел первую в России школу нового типа, где обучал латинскому языку государственных чиновников — будущих дипломатов. Он же разработал проект организации в Москве высшей школы, который позднее был положен в основу создания будущей Славяно-греко-латинской академии.

Уже в первые годы пребывания в России Симеон Полоцкий принял самое активное участие в проведении церковной реформы и в борьбе со старообрядчеством. Его перу принадлежит несколько книг против старообрядцев. Так, после соборов 1666—67 он написал книгу «Жезл правления» с обличениями старообрядчества. Книга имела большое значение в полемике со старообрядчеством. Впрочем, Д. Ягодкин еще в прошлом столетии отметил, что в ряде случаев аргументация Полоцкого, и каноническая, и историческая, достаточно слаба. Ему не хватало серьезной исторической подготовки, а свои доказательства он часто строил только на авторитете западных историков или же на собственном филологическом анализе.

Интересна и еще одна мысль Полоцкого, которую подметил Д. Ягодкин в «Жезле правления», когда, доказывая необходимость троеперстия, Симеон Полоцкий пишет о том, что троеперстное знамение употребляется всеми православными народами, за исключением небольшого числа великоруссов, и именно этот факт как нельзя лучше говорит в пользу апостольской древности троеперстия. В данном случае важно то, что Полоцкий искренне считает традиционные обычаи Русской церкви заблуждением, а правила Греческой православной церкви — истиной, ведь он был воспитан именно в этой традиции. Здесь очень четко проявляется само отношение Симеона Полоцкого к собственно русским традициям, которые были от него очень далеки и, по большому счету, малоценны. Такое же отношение было у него и к русской истории. В свое время Л. Н. Пушкарев отметил, что в «Вертограде духовном» Полоцкий не упоминает ни одного русского царя, кроме кн. Владимира, крестившего Русь. Видимо, собственно русская история Полоцкого просто не интересовала.

Творческое наследие Симеона Полоцкого обширно: книги проповедей «Обед душевный» и «Вечеря душевная», богословский труд «Венец веры православно-католической», сохранившиеся в рукописях книги «Рифмологион» и «Вертоград многоцветный», включающие не одну тысячу стихов.

После смерти многие его книги были запрещены, как «прельщающие» латинской мудростью, а рукописи изъяты и скрыты в патриаршей ризнице. Патр. Иоаким осудил Симеона Полоцкого, как человека «мудрствоваше латинская нововы мышления». А о самих книгах, издаваемых Симеоном, патр. Иоаким говорил: «Мы прежде печатного издания не видали и не читали тех книг, а печатать их не только благословления, но и изволения нашего не было».

Религиозно-философские предпочтения Симеона Полоцкого определялись его образованием, полученном в прозападных учебных заведениях Киева и Вильно. Впрочем, сам Симеон Полоцкий не был, так сказать, профессиональным философом, скорее он был профессиональным литератором и поэтом. Уверенный в том, что Россия должна избавиться от своей самобытности, он всю свою деятельность посвятил тому, чтобы распространить здесь идеи западно-европейского гуманизма и рационализма. И прежде всего он пропагандировал светскую науку, столь отрицаемую ранее в древнерусской мысли.

Конечно, будучи монахом, Симеон Полоцкий признавал, что светская наука и, в первую очередь, философия, вторична по отношению к богословию. В «Вертограде многоцветном» он писал:

Философии конец: тако людем жити,

Еже бы по-силному Богу точным быти.

Более того, немало трудов он посвятил тому, чтобы утвердить в российском религиозно-философском сознании истинное, как ему казалось, православное вероучение. Однако сами подходы к толкованию православного вероучения Симеоном Полоцким значительно отличались и от традиционных для России, и даже от тех, что пришли с нововведениями, которые были привнесены в русскую жизнь церковной реформой. Поэтому совсем не случайно то идейное направление, которое поддерживал и развивал Симеон Полоцкий, и получило название «латинства». На примере творчества Симеона Полоцкого можно выделить основные компоненты этого направления.

Прежде всего, разделяя веру и рациональное, «разумное» знание, Симеон Полоцкий все же всегда подчеркивал, что светское, рациональное знание — это обязательная составляющая всякого познания. Он вообще всегда подчеркивал значение «разумности», призывая и своих читателей шествовать путем «разумения»:

Ты же, о читателю, изволь чести умно,
Разум, удобь возмеши, внимая разумно,
Употребляй… тогда полза будет…

«Разумное» знание, «разумная полза» всякого дела — вот к чему призывал Симеон Полоцкий. Рассуждая о философии, он прежде всего говорит о ее «ползе». Так, знаменитым философам прошлого, Фалесу Милетскому, Диогену, Аристиппу в его стихах в разных вариантах задают один и тот же вопрос: «Кая в философии полза, человече?» А в строках, восхваляющих разум, он прямо отрицает предыдущую традицию, утверждая, что те, кто не пользуются своим разумом, «иже умом дети»:

Разум есть прешедшая добре рассуждати,
настоящая паки благоустрояти,
Еще предвидение будущих имети, —
сих делес не творяют, иже умом дети.

А. С. Елеонская заметила, что именно в «безумности», т. е. в отсутствии разума, обличал он сторонников старообрядчества, что они просто необразованные, «безумные» люди. «Безумию их каждый посмеется», — уверяет он в книге «Жезл правления». Кстати, и опровержения старообрядческих взглядов Симеон Полоцкий строил прежде всего на том, что стремился показать не только отсутствие у них знания, но и элементарную неграмотность. Так, про известного старообрядческого полемиста Никиту Пустосвята он писал: «Чрез все житие вое в нощи невеждества слепствовав… Не весть он и алфа гречески чести». А др. старообрядческому писателю, Лазарю, говорил: «Иди прежде научися грамматичествовати, таже к вящшым хитростем учения».

Обвинения Симеона Полоцкого вовсе не означают, что идеологи старообрядчества и в самом деле были неграмотны и необразованны. Они не имели образования в понимании самого Симеона, т. е. не были образованны на западно-европейский лад. Более того, видимо, Симеон Полоцкий вполне искренне не понимал и не принимал той системы доказательств, которой пользовались старообрядцы, — слишком далеки от него были древнерусские традиции. В отличие от них, для Симеона Полоцкого было аксиомой — истинное познание Бога возможно только путем сочетания веры и разумного знания.

Поэтому уже один тезис о «разумности», по сути дела, главный тезис Симеона Полоцкого, показывает, насколько его религиозно-философские воззрения были отличны от традиционных древнерусских представлений о соотношении веры и разума. Впрочем, отличались они и от греческой догматики. Ведь впервые в истории русской религиозно-философской мысли Симеон Полоцкий внес в нее самый значительный элемент рационализма. Даже к библейским текстам Симеон Полоцкий относился совсем по-новому. Так, по примеру польского поэта эпохи Возрождения Яна Кохановского, и впервые в русской литературе, он переложил современными стихами одну из библейских книг — Псалтирь. «Псалтирь рифмованная» была напечатана в 1680, а в 1685 положена на музыку дьяком Василием Титовым.

Сам факт поэтического перевода библейского текста — небывалый в истории России, где очень трепетно относились к Священному Писанию. Ведь в этом факте явно прослеживается стремление к рационально-критическому восприятию Библии. Уже в предисловии к «Псалтири рифмованной» Симеон Полоцкий обозначает этот новый методологическ»й принцип, предназначая свое сочинение тем, «кто разумно хвалят Господа», а читателей он призывает: «Молю тя, здравым умом да судиша». Сам же перевод осуществлялся, по словам Полоцкого, по принципу: «Держахася словес псалтирных и разума толкования приличнаго».

Интересен в этом смысле факт, что именно Псалтирь стала предметом первого поэтического перевода. Стоит напомнить, что Псалтирь была и одним из самых первых библейских текстов, переведенных в древности на славянский язык. Так что история повторилась, только в др. исторических условиях.

Т. о., Симеон Полоцкий стал первым в истории древнерусской религиозно-философской мысли деятелем, который стремился утвердить в древнерусском сознании совершенно иную, новую, систему мышления — рационалистическую.

Именно поэтому в его трудах можно найти столь много ссылок на древнегреческих и западно-европейских философов, цитат из их произведений. Авторитет этих признанных во всем мире мудрецов позволял ему доказывать собственную правоту.

Вторая составляющая «латинства», как идейного направления 2-й пол. XVII в., напрямую связана с первой. Речь идет о пропаганде образования вообще, и светского образования в частности. Уже говорилось, сколь много сделал Симеон Полоцкий для развития системы образования в России. К этому стоит добавить подготовленные и изданные им буквари и др. просветительскую литературу. Множество призывов о необходимости образования разбросаны по разным его сочинениям. И снова мы встречаемся с главным обоснованием необходимости образования — чем образованнее человек, тем ближе стоит он к постижению Бога.

Особую роль в образовании Симеон Полоцкий уделял «семи свободным наукам» — традиционному набору наук, преподаваемых в западно-европейских университетах (тривиум — грамматика, риторика, диалектика; квадриум — арифметика, геометрия, астрология, музыка). Необходимо помнить, что в древнерусской традиции не признавалась актуальность этого набора, тем более что в него входила астрология, запрещаемая Православием. Тем не менее Симеон Полоцкий положил много сил для того, чтобы привить эти «свободные науки» на русской почве.

И славу России он видел именно в расширении пределов знания, в развитии образования, сокрушаясь о том, что многие его современники не понимают его устремлений:

…Россия славу расширяет
Не мечем токмо, но и скоротечным
типом, чрез книги с сущым многовечным.
Но увы нравов! Иже истребляют,
яже честным трудове раждают.
Не хощем с солнцем мирови сияти,
в тме незнания любим пребывати.

Третий религиозно-философский компонент «латинства» является своеобразным синтезом двух первых. Вера, «разумность» и образованность позволяли решить главную задачу — воспитание «совершенного человека, на всякое дело уготованного». По сути дела, идеал «совершенного человека», возникший у Симеона Полоцкого под влиянием западно-европейского гуманизма и рационализма, и был основным идеалом всех последователей «латинства». Эту составляющую учения Симеона Полоцкого подробно рассмотрела в своем исследовании А. С. Елеонская.

В представлении Симеона Полоцкого, «совершенный человек» — это добропорядочный, широко образованный христианин и верный сын своего государя. Больше всего этому идеалу соответствует, конечно, «иноческое житие» Однако, понимая исключительность иноческой судьбы, Симеон Полоцкий подчеркивает важность самого стремления к совершенству: «Духовнии вси, вы молитися непрестанно. Мирстии вси, вы трудитеся… во своем звании неленосно. Вои в полцех, художницы во градех и селех; тяжателие на нивах»

В понимании Симеона Полоцкого, «совершенный человек» включает в себя множество прежде всего нравственных качеств. Именно нравственные качества составляют духовную основу человека. Поэтому детей необходимо учить «прежде добронравию, неже витийству: яко сие без оного, аки тело без души есть» Но и обучение «добронравию» Симеон Полоцкий понимал как научение ребенка «разумному» знанию, ибо, как говорил он сам, воспитание без образования «яко душа телесе кроме».

Одним из важнейших качеств «совершенного человека» Симеон Полоцкий считал любовь и верность государю. Это было неслучайно, ведь сам Симеон, обладавший столь необычными для Древней Руси религиозно-философскими убеждениями, да еще и выходец из Белоруссии, напрямую зависел от благорасположенности царя. И недаром в «букваре языка славенска» издания 1667 обобщенный образ «совершенного человека» приобретает конкретные черты верноподданного царя. В этой книге утверждается, что благополучие царя является главной целью существования остальных членов общества:

Ты, чтый, за сию милость моли Бога
царю пресветлу жити лета многа,
Во книзе жизни написану быти,
здраво, весело, славно в мире жити,
Вся супостаты силно побеждити…

И в своих конкретных поступках Симеон Полоцкий всегда выступал на стороне царской власти и в ее защиту, что проявилось во время споров между царем Алексеем Михайловичем и патр. Никоном о правах «царства» и «священства».

В понимании Симеоном Полоцким роли российского монарха прослеживается еще одна важная черта — он стремится обозначить русского царя как вселенского, ибо именно в создании вселенского православного царства он и видит главную задачу России как «Нового Израиля», в новых исторических условиях. В «Гусли доброгласной» (1676), обращаясь к царю Федору Алексеевичу, он писал:

Да возвеселится Израиль Новый
(царство Российское) о сотворшем
его и синове Сиона Московскаго да
возрадуются о тебе, царе своем.

В др. сочинениях его идеал выражен еще более четко. Так, в «Рифмологионе» он не просто воспевает российского царя, но формулирует смысловые и целевые установки будущего развития России:

Царю восточный, царю стран премногих,
нас избавивый от противник многих.
Прогнавы з Руси еретики,
будиж в победах преславен во веки!
Царствуй над всеми вселенныя страны,
из язык мрачных твори христианы.
Разшири веру, свет омрачным буди,
иже во смертней сени гибнут люди
<…> Царствуй, пресилен, преславен повсюду,
где солнца запад и встает откуду!
Подай ти Господь во мире сияти,
второму солнцу, всеми обладати,
Дабы тобою мрака избежати
всем родом земли и веру познати.
Буди Константин и Владимир миру,
сотри кумира и прослави веру.
Подай Господь миром обладати,
а в век будущий в небе царствовати.

Осмысление нового положения России в мире как вселенского православного царства имела большое значение для развитие отечественной историософии и было созвучно основным целевым задачам, которые формулировались в др. историософских произведениях того времени.

Просветительская деятельность Симеона Полоцкого оказала большое влияние на дальнейшее развитие отечественной религиозно-философской мысли, став своеобразной идеологической и культурологической подготовкой ко многим изменениям в российской жизни, осуществленным позднее Петром I.

Перевезенцев С.

Самуил Гаврилович Петровский–Ситнянович родился в Белоруссии в 1629 году. Историки предполагают, что он родился в городе Полоцке и от этого получил своё будущее прозвище, но иногда высказывают мнение, что прозвание Полоцкий дано ему было по первому месту службы. Иногда его называют Емельяновичем, и в связи с этим у исследователей имеется версия, что отцом его был Гавриил Ситнянович (или Ситнианович), но вскоре отец умер и у будущего просветителя появился отчим Емельян Петровский (или Пиотровский). То, что просветителя до принятия монашества звали Самуилом стало известно только в ХХ веке, а прежде его настоящее имя было неизвестно. Считающаяся настоящей фамилия Симеона Полоцкого имеет несколько вариантов написания: Петровский–Ситнянович, Петровский–Ситниянович, Петровский–Ситнианович, Ситнианович–Петровский. 

Петровский–Ситнянович учился в Киевско–Могилёвской коллегии, а также, предположительно, — в Виленской иезуитской академии. По окончанию курса схоластических наук (тривиума и квадривиума) в 1656 году он принял монашеское пострижение под именем Симеона в православном Полоцком Богоявленском монастыре и с этого времени служил в монастыре учителем (дидаскалом).

В 1656 году Симеон повстречал московского царя Алексея Михайловича, посетившего Полоцк в связи с началом русско–шведской войны, и приветствовал государя написанными к этому случаю стихами. В 1660 году Симеон с младшей братией посетил Москву и снова декламировал свои вирши перед Алексеем Михайловичем, которому приглянулся учёный монах из Полоцка. После потери города романовской династией (Полоцк перешёл к Польше), в 1664 году Симеон навсегда переселился в Москву, получив отныне прозвание Полоцкого. В послании московскому царю Феодору Алексеевичу он упоминал об этом периоде такими стихами:
«Оставих аз отечества, сродных удалихся,
Вашей царской милости волею вручихся.»

При дворе Алексея Михайловича Симеон Полоцкий был признан как философ, поэт и ритор. Он исполнял обязанности наставника царских детей — Софьи и Фёдора, написал для них стихотворную развлекательно–поучительную книжку «Вертоград многоцветный». Он принимал участие в церковном соборе 1666–1667 годов, осудившем как старообрядчество, так и бывшего патриарха Никона. В 1667 году Симеону было поручено издать книгу с материалами и решениями этого собора — «Жезл правления».

Симеон Полоцкий возглавил первую в России латинскую школу для обучения дьяков Приказа тайных дел, где готовили дипломатов. Он разработал проект академии по типу западно–европейских университетов, но это дело впоследствии захватили ортодоксальные греки — братья Лихуды. В круг его просветительских дел входило и попечение об особенной, неподконтрольной патриарху, кремлёвской типографии, организованной в 1678 году.

Неортодоксальность Симеона Полоцкого, его очевидные латинско–иезуитские корни создали ему множество противников в среди православного духовенства и их иерархов, но противники Симеона Полоцкого не могли соперничать с ним по части ума и образованности, не могли подорвать его крепкие позиции при московском дворе.

Только после смерти Симеона при неизвестных обстоятельствах 25 августа 1680 года, патриарх Иоаким (1620–1690) осудил Полоцкого за неправославие, запретил читать его сочинения. Рукописи Симеона Полоцкого, хранившиеся у его ученика Сильвестра (Симеона) Медведева были конфискованы и спрятаны в патриаршьем архиве. Сохранившиеся остатки их открыли только в середине XIX века. Последователь Симеона Полоцкого Сильвестр Медведев был казнён в 1691 году, оклеветанный грекофильской партией в государственной измене, а конкретно — в заговоре Ф. Шакловитого в пользу царицы Софьи.

Считается, что Симеон Полоцкий похоронен в ставропигиальном Заиконоспасском монастыре Китай–города Москвы, но иногда в качестве места захоронения указывают Чудов монастырь Кремля, разрушенный в 1929 году — на его месте было построено здание Президиума Верховного Совета СССР. Неизвестно — сохранилась ли могила Симеона Полоцкого в настоящее время.
Деяния

Памятник С. Полоцкому в г. Полоцк, Республика Беларусь, скульптор А. Финский, 2003

Поэтическое творчество Симеона Полоцкого, его риторические и богословские произведения невысоко оценивались официозом ещё в конце XIX веке,— в связи с этим можно упомянуть довольно пренебрежительную статью о нём в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, написанную малоизвестный историком, журналистом и кандидатом богословия Санкт–Петербургской духовной академии Константином Иерофеевичем Храневичем. Это отношение, очевидно было связано с церковным осуждением просветительской деятельности Симеона Полоцкого. Тем не менее и тогда уже его считали основателем литературно–научной школы в Москве, а М.В. Ломоносов называл «Рифмотворная псалтирь» Симеона Полоцкого вратами своей учёности. В современное время Симеон Полоцкий почитается как «один из выдающихся деятелей восточно–славянской культуры XVII века».

С новохронологической точки зрения Симеон Полоцкий интересен и тем, что известен своими нумерологическими и астрологическими познаниями и трудами. В «Венце веры кафолическия» 1670 года рядом с изложением православных догматов Полоцкий разместил апологию астрологической науки. Существует легенда, что Симеон Полоцкий поражённый появлением новой звезды в созвездии Лисички, предсказал рождение царя Петра Алексеевича, составил его гороскоп и выбрал ему имя из астрологических соображений. Впрочем появление этого сообщения связывают с публикацией П.Н. Крекшиным записки «О зачатии и о рождении Великого Государя Императора Петра Первого самодержца Всероссийского и о прочем», которую Крекшин приписывал Симеону Полоцкому. Гороскоп Петра Первого в 1780 году восстановил академик Андрей Иванович Лексель по запросу Г.Ф. Миллера, в 1842 году этот гороскоп опубликовали М.П. Погодин и Н.А. Полевой. Эта история противоречит общепринятому в традиционной истории мнению, будто бы астрология считалась наукой только в Средневековье, и что астрологические и нумерологические гадания осуждались христианской церковью.
Труды
«Акафист Богородице», 1648
«Жезл правления на правительство мысленного стада православно–российския церкви,– утверждения во утверждение колеблющихся во вере,– наказания в наказание непокоривых овец,– казнения на поражение жестоковыйных и хищных волков, на стадо Христово нападающих», 1667
«Житие и учение Христа Господа и Бога нашего», 1667
«Букварь языка славенска, сиречь начало учения детем хотящим учитися чтению писаний», 1679
«Тестамент Василия, царя греческого, сыну Льву», 1680
«История или повесть о житии преподобного Варлаама и о Иоасафе царевиче индейском», 1680
«Обед душевный», 1675
«Вечеря душевная», 1676
«Венец веры православнокатолической», 1670
«Рифмологион», не издан полностью
«Вертоград многоцветный», не издан
«Псалтирь рифмотворная», 1680
«Комидия о Навуходоносоре царе, о теле злате и о триех отроцех, в пещи не сожженных»
«Комидия притчи о блудном сыне»
«О зачатии и о рождении Великого Государя Императора Петра Первого самодержца Всероссийского и о прочем», опубликовано П.Н. Крекшиным

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

Из сборника "Carmina varia". Под таким заглавием собрано преобладающее большинство ранних польских и латинских стихотворений Симеона в его автобиографическом сборнике, хранящемся в ЦГАДА в составе собрания бывшей Синодальной типографской библиотеки (ф. 381, № 1800). 9 из 55 стихотворений находятся в другой рукописи: ГИМ, Синод.собр., № 731… Несмотря на отсутствие в тексте большинства из них конкретной датировки, можно предположить, что они создавались поэтом главным образом в период его учебы в Киево-Могилянском коллегиуме и в Виленской академии, т.е. приблизительно с 1640 по 1653 гг. (с. 400).

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К. Былинина, Л.У. Звонаревой. Мн., 1990. С. 88.

Оригинал: ЦГАДА, ф. 381, № 1800. Л. 118 об.

ODMIANY WSZECH RZECZY LUDZKICH

Czas dzień y nocą kołem zawsze chodzą,
Sławie, bogactwem y ważen rzeczom szkodzą.
Matka jest pychi bogactwo światowe,
Kto im niewładny, przez rozsądek zdrowe?
Z głupstwem smieszana pycha zazdrość rodzi,
Pożytek cudzy takanieco szkodzi.
Serdce gryżąca zajzdrość szczęśliwości
Swar, wojnę, gniewy rodzi y wsze złości.
Wojny sę córy — ogień, szarpanina,
Nędza, ubostwo, w głodzie zebrzanina.
Ubostwo, matką pokornej cichości —
Ufność wydarszy, uczy cierpliwości.
Cichość pokorna zawsze pokój daje,
Odpłosza zazdroścę y waśniwę zgraje,
Żadany pokój, naukach cwiczenie
Światowi daje y dostatków mienie.



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 89-90.

Оригинал: ЦГАДА, ф.381, № 1800. Л.120.

TRUDNO WSZYSTKIM WYGODZIĆ

Starzec y malec w drogę się puścili,
W ktorą dla folgi osła sposobili.
Starzec młodemu godząć pocholęciu,
Dał wprzody siedzieć, sam szedł przy bydlęciu.
Ale spotkawszy ludzie mu nałają:
"Zepchni młodego, a sam wsiądź",— wołają.
Wsiadł starzec, dziecie puściwszy przed sobą,
Ale się spotkał z niektorą osobą,
Ktora zawoła: "Wej starca głupiego —
Sam duży jedzie, trudzi niedużego".
Potym obadwy piesze iść zmyślili,
Natrapią ludzi jadących w tej chwili,
Ktorzy ich sprawie wielce się dziwują:
"Głupcy, — rzkąć, — osła mają, a wendrują".
"Coż czynić,— mowią,— obadwaj nań wsiądziem,
A zawołania takiego pozbędziem".
Ale im jeszcze bardzej nałajano,
Gdy tak siedziących na osłie spotkano.
"Ostatnia rada, osła poniesiemy,
A zawzdy tako nagany ujdziemy".
Toż szolonymi być ich rozumieli,
Że osła niesli, ktorym jechać mieli,
Wierzże, iż wszytkim nie może wygodzić,
Komu przydało na świat się urodzić!



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 91.

Оригинал: ЦГАДА, ф.381, № 1800. Л.112 об.

NOBILITAS RARA

Znamienitość rodzaju y szlachectwo prawie
W trzech zalega sposobsch, przez ktoryma sławę.
Pierszy z ojtce zaczęcia, ten wszem pospolity,
Wszyśmyścy w obraz boży, wszyscy adamity.
Ten wszystkim porownywa, bo wszyscy jednego
Przodka mają — Adama y tworcę spólnego.
Wtory ze krwie rodzaju, na ktory się sciele
Praezumptia [в оригинале: "Prazemtia" - прим. Былинин, Звонарева, с. 91] szlachecka y tym szczyci wiele.
W czym ja zgoła nie widzę, jesli to stateczna,
To widzę, że krew wszelka kazi się nie wieczna.
Trzeci na cnych postępkach własnych załażony.
Kto bogat w cnoty słusznie może być rzeczony
Szlachcicz, by się prostoków urodził nieznacznych.
A kmiec y szlachcic bez cnot, acz urodzon z zacznych.
Cnota własna jest prawie szlachectwo na ziemi,
Kto swemi cnoty świecić — szlachcic, nie cudzemi.
Zgasła łampa w ciemności, węgle też zgaszone
Nie mogą być za światłość nigdy policzone.
Tak przodków cnoty, ktorym jesli nie chce przydać
Syn własnych, są pogasle, nie będzie ich widać.
Jasno to będzie, że rodzic był szlachetny, zacny,
A syn hańbę poniesię, będzie li nie baczny.
Nie zaleci ubogim wysokość rodzaju:
Cnoty, — nie urodzenie prowadzą do raju,—
Prosi, w niebie osiedli na piersze godności,
Cnota ta płatna, a nie szlacheckie welności.
(Coż szlachectwo z cnotami, gdy opuśczone będzie) [Эта строка в рукописи зачеркнута - прим. Былинин, Звонарева].



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 92-93.

Оригинал: ЦГАДА, ф. 381, № 1800. Л. 137.

PARENTIBUS PAR GRATIA REDDI NEQUIT

W Ethyce uczy swej philosoph tego,
Że nic nie mogą rodzicom rownego
Oddać synowie za to, że zrodzeni
Ze rkowie ich na tej opłakanej ziemi.
Lecz ja jednego syna upatruję,
Ktory obficiej regratyficuje:
Tak drogo płacił matce za jej prace,
Aż większej sam bog nie wynajdzie płace.
X(ryst)us et M(a)ria

AENIGMA

Jest stadło, w ktorym boska przypomnienie
Z przysięgą bożą gdy miało złączenie,
Wydało owoc boża łaskę z siebie.
Zgadni y modli ich, jesli chcesz być w niebie.



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 94.

Оригинал: ЦГАДА, ф. 381, № 1800. Л. 111 об.

NIEWDZIĘCZNOŚĆ

Niewdzięczny słońcu za świetłe promienie
Xiążyc zasłania, czyniąć mu zaćmienie,
Bo gdy pod słońce prościuchno podchodzi,
Szkradą ciemność w złotem Phebie rodzi.
Więć w objawieniu widzian pod nogoma
U wdzięcznej paniej z swoimi rogoma.
Jaszczórce plemie zęboma zdziurawia
Żywot swej matki, gdy się na świat jawia,
Za co od swoich wet dzieci odbierają,
Bo także dziećmi zgrzyzione umierają.
Surowy ogień z drów biorąć wzrost właśnie,
One pożarszy sam zaraz gaśnie.
Kożdy niewdzięcznik niech wie o tym sobie,
Co płacą wezmie y w smiertelnym grobie,
Jesli Bog scierpi w żywocie nagrodzić,
Albo złą fatę przepomnią zaszkodzić.



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С.95-96.

Оригинал: ЦГАДА, ф. 381, № 1800. Л.119 об. - 120.

SZCZĘŚCIE BOGACZÓW OPŁAKANE

Próżno się ciśniesz, bogaczu, do nieba.
Przeszkody złota odrzucić potrzeba.
Wielbłąd przez igły ucho przejść czy może?
Tak tobie trudno do nieba, nieboże.
Szczęście y prawa, głupstwo przy pilności,
Zdrada, gwałt, kłamstwo — bogacza wlasności.
Potęg złota macica zbytkami
Lukully, Syllos krwawemi rękami,
Opilstwem czasy Cresus nieszczędrością,
Osłouch Midas zlotą mdła miłością.
Koniec bogactwam swoim poświadczają,
Ktore statecznie nigdzie trwać nie znają.
Mocno mamona, co na thronie siedzisz? —
Z niebiezpieczeństwem y bojaznią biędzisz.
Rozbój pod płaszczem, a głupstwo przy tobie,
Zazdrość y złodziej zawsze dybie k tobie.
Cześć y ozdoba przed sławą przodkują,
Pasożytowie kufla jej pilnują.
Pochlebca u nog sławnego usiędzie,
Zazdrości wszystkiej nigdy nie pozbędzie,
Kto złoto, skarbów łakomie namnoży
Y w nich nadzieję, ach, głupiec, poloży.
Znagła śmierc tego ze wszystkiego złupi,—
Cześć nie obroni, złata nie okupi.
Nad to przewoznik zły ognisty rzeki,
Charon, zawiezie do piekła nawieki.
Orzeł, swe pierzem już okryta dzieci
Wabiąć do lotu, przed onymi leci.
Tak y natura od macierze mleka
Z rzemiosł ktoremu przyucza człowieka.
Gdzie bojazń boża, pilność z pracą sprzęże
Dobra nadzieja, że taki zasięże
Rzemiosł, mądrości, pożytku dobrego,
Bo pilną pracą doszło jest wszystkiego.
Nadzieja wlecze, wiara przykazuje
Temu, kto w świecie do potu pracuje,
Aby wprzód szukał królestwa bożego,
Jesli co chce mieć przytym prawdy jego.
Gdy kto pilności do pracy przyłoży,
Pewnie otrzyma dar w żywności boży.
A gdy się ciężko do potu wyrobi,
Pewnie Bog z nieba y szatą przyzdobi.
Pilność y pracę niebo koronują,
Smak, zdrowie, siła, mirność im hołdują.
Wej miłość pracę ukrzyżowanemu,
Przyłączaj węzłem zwyciężcu slawnemu
Nad światem czartem, śmiercię jadowitą,
By w niebie pracy dał radość obfitą.



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С.97-98.

Оригинал: ЦГАДА, ф. 381, № 1800. Л. 133.

NA LENIWCA

Próżno się kwapisz, leniwcze, do stołu,
Bo nie chcesz robić z inemi pospołu.
Mrówka robaczek obacz jak pracuje,
Przez całe lato żywności gotuje
Wcześnie opatrzna znać na przykład tobie,
Byś nie proznująć zgotował co sobie.
A jedna drugiej wzajem pomagają,
Ciebie miłości k bliżnim nauczają.
Ziarnko dobyte, aby nie urosło,
Ogryzie, ucząc by się nie wyniosło
Serce twe z dobrych dzeł, lecz uniżało,
Dobroci w sobie nie znająć ni mało.
Ciaśna jej ścieszka uczy, że potrzeba
Ciasnoj iść drogą da świetnego nieba.
Ziemią wyrzuca z gniazdka znać dla tego,
Byś ziemne rzeczy wyniosł z serca swego.
Otoż masz przykład, do niego stosuj się,
W codziennej pracy jak mrówka znajduj się.
Jeżeli nie chcesz nędzy użyć wiecznej,
Owszem rozkoszy na niebie statecznej.



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 98-99.

Оригинал: ЦГАДА, ф. 381, № 1800. Л. 133.

NA PIJANICE

Coś sie, człowiecze, widzi, ktory chciwie
Wytrząsasz dzbany codzień w dobrym piwie.
Co jest we dzbanie? — Zacharyasz baczył
Niewraźny zakąt, coby też tym znaczył,
Pono, że człowiek niewraźnych rad widzić
Pijany, potrzezwia których nienawidzi.
Czyli że pijaństwo w niewraźnę odmienia,
Gdy silę w slabość, w głupstwo rozum zmienia.
Mędrzec upatrzył wąża okrutnego
Y zmiję w dzbanie, jadu pełną złego.
Ty wźdy co widzysz? Lecz nie służąć oczy,
Gdy kufle chylisz, aż się brodą wążem toczy.
Nie dbasz o zdrowie, abyć nie wadziło,
Porwone ciału byle piwo było.
Ja cię ostrzegam, że śmierć w kuflach bywa
Cielesna z wieczną, w miaręź użyj piwa!



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 100.

Оригинал: ЦГАДА, ф.381, № 1800. Л.133 об.

NA GRZESZNIKA

Zawisł na dębie Absolom włosami,
Joab go pzebił trzema oszczepami.
Po nim giermkowie nędznika dobili —
Dziesięc ich, ktorzy na śmierc mu godzili.
Nakoniec w jamę zarzucili trupa,
Y namiotana nań kamieni kupa.
Tak wisi grzesznik myslą serca swego
Na marnych świata dobruch obłudnego,
Gdzie czart jak Joab trzema oszczepami
Przebija myslą, słowem, uczynkami.
Toż dziesięc giermkow niezbożnych powstają,
Ktorzy Decalog Pański wywracają,
Ci, pokonawszy, w rów piekła sprośnego
Wrzucą, niestetyż, grzesznika nędznego.
Tam kupą grzechow ciężkich przywalony,
Ach, będzie jęczać przez wiek nieskonczony.



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 101-102.

Комментарий (с. 402): "Стихотворение написано в популярном в польской литературе XVII в. жанре новин. Его источник - поэтический перевод книги итальянского мыслителя Полидора Вергилия Урбинского "Об изобретателях вещей" (Венеция, 1498), выполненный белорусским писателем конца XVI - начала XVII вв. Яном Протасовичем и озаглавленный "Краткое описание кто что изобрел и для пользования людям дал" (Вильна, 1608)".

Оригинал: ЦГАДА, ф. 381, № 1800. Л. 121-121 об.

NOWOZNALEZIONE RZECZY

Kraj Amerika y kamień, rzeczony
Polaris swieżo na świecie znajdziony.
Typografia, strzelba y zegary,
Hyacum distił u świata nie stary,
Jedwabny robak, siodło z strzemionami
Nowonajdzione mądrych dowcipami.

Amerika

Cny Amerikus znalazł tę krainę,
Gdzie ciała ludzkie jedli jak zwierzynę.
Krolów kraju w kołysce ladajakiej
Nalazł bez szaty na ciele wszelakiej.

Magnes w połunoc cnotą swą skazuje,
Więc go rzemeslnik w kompasy wprawuje;
Fławiusz doszedł swą mądrością tego,
Drogę żeglarze znają z łaski jego.
Rowno pierunem z strzelby rzucać strzały,
Pono Furie piekła sposob dały.
Jako głos jeden w uszach wielu chodzi,
Tak y typ jeden wiele księg narodzi.
Obrot niebieski czasem disponuje,
Z ktorych zegar się kondi conformuje.
Kogo zła Wenus chorobą zarazi,
Z drzewa hyacum napoj ją odrazi.
W rzeczy wszelakiej ogień sok najduje
Y wodke, ktora ludziom pożytkuje.
Robak jedwabny zwykł się chować w jaju,
Z Zeryntha wniesion do Rzymskiego kraju.
Strzemie do siodła przeto przyponają.
Że łatwo na koń z strzemienia wsiadają.
Nowy to wymysł — woda sboże miele,
Folga to ludziom y pożytku wiele.
Dziwniejsze młyny skrzydłaste na świecie
W rzymskim przez długo nie znano powiecie.
Jagody z drzewa oliwy zbierają,
Prasem oliwę tłustą wycieskają.
Trzcenę rzną, warzą rodzaju pewnego,
Przyprawą bywą - słodki cukier z tego.
Zeukiusz malarz zmyslił color nowy,
"Rumieniec" zacny, z swej dowcipa głowy.
W oczach źrzenice słabe dla starości
Szkłem okularow wetują jasności.
Magnus na morzu porty pokazuje,
Pława już misrzem blędy naprawuje.
Polor oręża zacny wojennego,
Jako się działo masz wizerunk tego.
Krzyż czterma gwiazdy przed laty nieznane
Przez Amerika w niebie wyszperane.
Sposób na miedzi obrazow rzezania
Masz tu y z onych ikon wyciskania.
Kraj Ameriki przed tym nieznajomy
Na tej tablicy masz wyobrażony.
Krzystof Columbus świata okreg zwiedził,
Z straszydłym morza wielie się nabiedził,
Ktore przetrwawszy, krolu hiszpańskiemu
Wyszperał owce kraje, panu swemu.
W stronach południa y też na zachodzie
Mądry pływająć Amerik po wodzie,
Nie mało strachów od morskich rodzajów
Miał, poki doszedł nieznajomych krajów.
Ferdynant przebył ocean głęboki,
Najperszy doznał, jak jest świat szeroki.
Masz twoj stan ludzki, modły się Semowi
Dane, pług - Chamu, a miecz - Japhetowi.
Semow jest urzęd modły błagać Boga,
Kiedy zachodzi gniewu jego trwoga.
Japhet złych karze, sprawiedliwych broni,
Prawdę podaje, nieprzyjacioł goni.
Orz, sej, koś, bronuj,— twoje prawo, Chamie,
Nie siadaj z pany, nie mej żarty na mie.
Nestor trojański, u Philippa cnego
Syn Alexander rodzaju gręckiego, j
Juliusz Cezarz — w pogaństwie panowie
Odważni, ktorym rownych świat nie powie.
W zakonie Jozwe Dawid męstwem sławny
Z Machabeuszem, Judas światu jawny.
Arturus karol, Godefryd te pany,
Król wielki Bulon — mężne chresciany.
Silideo głoria.



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 109.

Оригинал: ЦГАДА, ф. 381, № 1800. Л. 115.

(3 PRAWA)

LEX NATURAE

Troje są prawa światowi podane —
Natury, Zakonu y Łaski nazwane.
Nad dwa tysiąca piersze lat wytrwało,
Że się z Natury złe y dobre znało.
Tej obraz widzisz w sercu, słowa takie:
Czyń dzieła dobre niechaj ladajakie.

LEX MOSAICA

Zakon na gorze Mojzeszowi dany
W rąku tej paniej widzisz napisany.
Miecz sprawiedliwosc znaczy y karanie,
Patrz w Abironie, Kore y Dathanie.

LEX GRATIAE

Łaski wizerunk mamy na widoku
Z Chrystusowego z krwią wylanej boku.
Laur y koronę daje nam Matrona,
A przez baranka księga otworzona.
Znaczą że niebo już otwarte mamy,
Świat zwyciężywszy, wieniec otrzymamy.



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 110.

Оригинал: ЦГАДА, ф. 381, № 1800. Л.117 об.

4 CZĘŚCI DNIA

Zorza rozpędzie umbry światła ciemne,
Słońca promienie zwiastuje przyjemnie.
Gospodarzowi nastaje robota,
Szczuje myśliwiec w ciemnym gaju kota.
Gdy się pułnieba wzbierze Phebus złoty,
Posiłek bierze, spocznie od roboty.
Strudzony człowiek, zwierzęty do wody,
Lub w cień kwapią się, szukająć ochłody.
Słońce z poludnia gdy na zachod przydzie,
Człowiek do domu, bydło w chlewy idzie,
Aby po pracy ciało utrudzone
Wdzięcznym snem było nieco ożywione.
Ciemna noc skrzydła rozpostarszy swoje,
Czyni po drogach, w miastach niepokoje.
Ma w prawdzie człowiek z niej pod czas wygodę,
Ale najwięciej czyni ludziem szkodę.
Przeto, kto mądry, ma noc w nienawiśći,
We dnie uciechy szuka y korzyści.



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 111.

Оригинал: ЦГАДА, ф. 381, № 1800. Л. 117 об.

O CZTERECH CZĘŚCI ROCU POGODY

Młodzian wesoły z kolan obnażony,
Ptak na ręce, łuk w drugiej nałożony —
Obraz jest wiosny, w ktorą człek roboczy
W winnicy robi, krowa mleko toczy.
Mąż obnażony z bujnemi kłosami
Lato wyraża, w ktore przed kosami
Trawa się ściele, y przed sierzpem kłosy,
Przed nożycami owca traci włosy.
Szczęśliwa jesień ma rog obfitości,
Z niej człowiek zbiera owóce w radości,
Obrzyma wino, orze y zasiewa,
Skąd y na przyszły rok użytki miewa.
Zgrybiały starzec w futrą się odziewa,
Ręce u ognia ostygłe zagrzewa.
Tak że y młodzi przy ciepłym kominie
Radzi siadają, poki zima minie.



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 112.

Оригинал: ЦГАДА, ф.381, № 1800. Л. 117 - 117 об.

4 ŻYWIOŁY Y SKUTKI ONYCH

Ziemia ciężary wszystkie dźwiga sobą,
Drzew, kwiecie, zwierząt upstrzona ozdobą.
Wszech rzeczy matka, wszystko ona rodzi,
Lecz zaś pożera, co też kolwiek spłodzi.
Wodą mokrości las, trawę zieleni,
Żeglarz ją sławny, który się nie leni.
Baleny strasznie, wielorybowie
W niej y z niej żyją morscy też zwierzowie.
Co kolwiek ziemia y morze zarodzi,
To się bez mojej łaski nie rozplodzi.
Ja to powietrze wszystkiem żywot daję,
Gdyb wiatry puszczam na wsze świata kraje.
Wszystko by ginąć bez czasu musiało,
By nie odemnie łaski doznawało.
Ja ogień siadszy aż przy samym niebie,
Ciepłem wygadzam wszech rzeczy potrzebie.



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 113-114.

Оригинал: ЦГАДА, ф. 381, № 1800. Л. 229 об.

4 ŚWIATA WIEKU

1. WIEK ZŁOTY

Poki Saturnus miał w swej niebie sprawie,
Wszelkie złe ziemi przykrywał łaskawie;
Swiat na początku pełen był radości,
Pokoja, zgody, pełen życzliwości.
Miecza nie znano, ziemia matką była,
Bo wszelą żywność bez pracy rodziła.

2. WIEK SREBRNY

A gdy Saturna strącił Jowisz z nieba,
Rękoma trzeba dorabiać się chleba.
Za jego rządu czasy się mieniają,
Pożytku ludzie lemieszem szukają.

3. WIEK MIEDZIANY

Miedzianym trzeci wiek słusznie nazwany,
Bo świat owszeki w nim jest zepsowany.
Ten wiek nauczył nauce morskie wody
Płynąć z odwagą dla bogactw wygody.
Ten wiek rozmierzył włoki y krwawego
Marsa zajątrzył do boju srogiego.

4. WIEK ŻELAZNY

Dobrze wiek czwarty zowie sie żelazny,
Bo się w nim złości wszystkie wynalazły.
Wszędy Mars burzy y ognie zapala,
Nie cnota cnocę zlość dobrość obala.
Nie masz już prawdy, nie masz pobożności,
Łakomstwo, zdrady, gwałt zostały, złości.



По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 115.

Комментарий (с. 404): "По жанру стихотворение примыкает к произведениям типа "Выдании о добронравии" или "Четвертак" польского писателя Яна Жабчица (ум. после 1629), представляющим собой циклы нравоучительных афоризмов, объединенных в группы по три или четыре сентенции (см.: Николаев С.И. Произведения Яна Жабчица в русских переводах XVII в. // ТОДРЛ. - Л., 1981, Т. XXXVI. С. 182-192)".

Оригинал: ЦГАДА, ф. 381, № 1800. Л. 117.

4 RZECZY NAMOCNIEJSZE

Prawda tak mocna, że lub niebo mienie
Z ziemią, a ona na wieki nie zginie:
Żywot, ozdoba, honor jej hołduje,
Wszystkim kierująć, sama tryumfuje.

Dione matka zuchwałej Wenery
Jak strzała razi swej gładkością cery.
Wiesz, Alcmena króla w gębe biła,
Cziegoż nie może wzdy niewieścia siła.

Co się na ziemi y morzu znajduje,
Wszystko człowieczej zwierzchności hołduje.
A człowiek jeszcze ma nad sobą króla,
Taka jest boża y słuszności wola.

Kto bez żelaza wszystek świat zwojował?
Radbym od ciebie dziś się informował. —
Bachus, bo rozum statek odyjmuje,
W bestją czleka winem przemienuje.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши. / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 22-25.

Комментарий (стр. 386): "Как следует из заглавия… произведение представляет собой единый цикл стихотворных надписей к изображениям, очевидно, одноименной гравюры начала - первой половины 17 в. (...) Текст памятника находится в трех рукописях: раннем черновом автографе (ГИМ, Синод.собр., № 731), где он записан латиницей; беловом автографе (ГИМ, Синод.собр., № 288) и каллиграфической писарской копии, просмотренной и выправленной автором (БАН, 31.7.3). (Ср. также: ГИМ, Синод.собр., № 877, л. 56-58)".

ФРОН ИСТИННЫ, ЕЖЕ ЕСТЬ О БЛИЖАЙШЕМ СУДИИ БЕСЕДОВАНИЕ ИЗБРАННЕЙШИМИ НЕКИМИ ОБРАЗЫ СУДЕБНЫМИ НА МЕДИ ПРЕХИТРОСТНЕ И ПРЕИЗРЯДНЕ НАРЕЗАНЫМИ ИЗЪЯСНЕН

1

Пред Соломоном царем пря двею бывает
Жену о сыне диве; мудрый разсуждает,
Кая мати мертваго, кая же живаго,
Обе бо не могосте родити еднаго.
Велит полма пресещи, обема отдати
По части, но абие отрицает мати.
Ложной жива пущает, тако разсудися,
От любе царем мати той сын возвратися.

2

Обетшавшая в злобе старца умыслиста,
Да любы творит с ними Сусанна, с жен чиста.
Егдаже ю познаста непреклонну быти,
Целомудру начаша лжами поносити.
Ведься на смерть жена, но Бог свобождает,
Отрок Даниил мудре лесть их проявляет.
Тако лесть чистотою славно победися,
Двоица лживых старцев каменми побися.

3

Зрите горкия страсти, важдь Бога каснима,
Его же томят люде рукама своима.
Род жестокий, и люде, свойственнии Богу,
Ненавистми жестотми мучат попремногу.
Пилате, царя земна гнева ся боиши,
А Царя небеснаго зле на смерть судиши.
Но зане же гнев очий не утомим бяше
Инако, сице Христос волею страдаше.

4

Злый Каракалла, брата умертвив своего,
Дерза, Папиниане, помощи твоего
Гласа просити, но тя глас твой ублажает,
Ибо злу пособити мужу не дерзает.
О нем же понудися главу подклонити
Под острую секиру и умерщвлен быти.
Но мучителю злая слава последствует,
Тебе честь и похвала вечно присутствует.

5

Повеле царь Камвизес судию казнити,
Не праведна судивша, всего изкожити.
Бысть слово делом, кожа паки положися
На седалище судном, идеже грешися:
На ней сын изкаженна отца посадися,
Отчею правосудства смертию учися.
Но вящше греха казнен судия речеши:
Что жь творити, суд правый весма да почтеши.

6

Никто же да возмнит си безказненно быти,
Странным путем истинна неже велит жити.
Не сицев Гвилиелм есть, но правды хранитель,
Рекш: "Кровию грех мыяй, да будеш правитель".
Он земледелцу краву повеле отдати,
И абие преступше главу урезати.
О княже преголемый, над всеми богатый,
Имаши везде имя, яко венец златый.

7

Судии Цекрожедов ареопагити
В темныя время нощи избраша судити.
Тогда бо цветет хвала ума божественна,
Тогда лица не зрятся, и вся утишенна.
Того ради от еллин нощь именовася
Благая советница, и добре прощвася.
В ней бо совети, в ней страх умы исполняет,
Чювства паки день чиста и молва вреждает.

8

Истинны страж праведный и друголюбитель,
Виас бяше по суде верный злобе отметитель:
Елижды злободейцы на смерть осуждаше,
Лице свое слезами горце обливаше.
Не достоит, глаголя, с крови ся тешити,
Кто желает отчины отцем речен быти.
Паче слезами нужда болезнь проявляти,
Обаче винных казни правой предаяти.

9

Царь Александр наипаче вславися,
Яко брегл правды, выну в ней глумися,
Уст не отверзя, даже обем вняше
Странам, лица взор всячески отъяше.
Важдущу убо даяше едино
Ухо, вожденну соблюдаше ино.
Заткнув перстом си. Кто, не слушав, судит,
И правит, судя,— против правды блудит.

10

О вы, страж, им же правда есть врученна,
Законы даде правды божественна.
Недвижни будте ради благодати,
От правды и слез не знайте взирати.
Нет лепо молбам правду попирати,
Колми за злато истинну продати;
Страсть, дружбу, вражду забыть подобает,
Кто правосудство соблюсти желает.

11

Судии дело правилы вершится,
Пучину дела всяк им да судится.
Убо прилежно аще разсмотренно
Дело, да будет абие вершенно.
Несть же лет винна казни звободити,
Ко лжи же паче безвинна казнити.
Царю леть вяшчше, может бо простити,
Обаче не всё и живот дарствити.

12

Судии градов, им же правду знати,
Весма есть нужда и всем суд даяти,
Права судите, ибо пред Христово
Судище ставше, дасте о всем слово.
Его же время зане утаенно,
Молитвы дейте и бдите бодренно.
Да не пронзет вас труба и суд правый
В день он престрашный Христа, царя славы.

13

Солнце едино весь мир озаряет,
Бог превыспрь небо един обладает:
Тако во царстве един имать быти
Царь, вся ему же достоит правити.
Обаче в помощ трудов нестерпимых,
Да имать совет муж благочестивых.
Еже Моисию тестем совещанно,
Всяк царь да возмнит к себе глаголанно.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 25-26.

Комментарий (стр.388): "Скорее всего стихотворение было написано после 1660 г. Текст публикуется по списку (ГИМ, Синод.собр., № 731, л. 97-98об.)"

СТИХИ УТЕШНЫЕ К ЛИЦУ ЕДИНОМУ

Кто хощет людей на свете познати,
Изволь о умных мене вопрошати.
Сам я не дурак, да блюдусь сказати,
Чтоб мене вверх не хотели взяти.
Видете мене, как я муж отраден,
Возростом велик и умом изряден?
Кто ся со мною может поровнати,
Разве из мертвых Голиафу встати?
Ума излишком, аж негде девати,—
Купи, кто хочет, а я рад продати.
Вся глава умом велми ся наткана,
А мозгу мало, что места не стало.
Времем сквозь нос разум вытекает,
Да Семен умен — языком приймает.
А сколько силы — не можно сказати:
Лва на бумагу мощно мне раздрати,
Другий то Сомпсон, да нет с ким побиться:
Кого вызову — всяк мене боится.
Да кто с богатыром бороться посмеет:
Мечем, пистолми — все Семен умеет.
Мнози видают, как сильно борюся,
Когда с рубашки в вечер раздегнуся,
Не один недруг тогда погибает,
А кров от ногтей и в очи плискает.
По такой битве рад я спочиваю
На мягкой лавке. Так трудов збываю.
Все мне по мысли. Одно то в печали,
Что злые люди женится не дали.
Зависть проклята. Где мене полюбят,
Там злые люди тот час мя разгудят.
Кто таков, как я, — да щастя не многа.
Ожените мя, молю вас для Бога!
Ручайте! Есть с чим молодец дороден,
Есть што есть, пить — и велми заводен.
Свое полаты за печью имею,
А про богатство хвалится не смею,
Чтоб вор не окрал. А стану дарити,
Кто мя изволит скоро оженити.
И буду ему праведно служити:
Хлеб дармо ести и вино добре пити.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 27-33.

Комментарий (с. 388): "Настоящие "Метры", по всей видимости, - плод творческих усилий не одного Симеона, но также и игумена Богоявленского монастыря Игнатия Иевлевича и учителя местной братской школы Филофея Утчицкого (см. об этом статью: Робинсон А.Н. Политическое и эстетическое значение ранней поэзии Симеона Полоцкого (1656). - Philologica. Исследования по языку и литературе. Л., 11973. С.299-307.) Текст "Метров" издан, см.: Прашкович Н.И. Из ранних декламаций Симеона Полоцкого ("Метры" и "Диалог краткий") // ТОДРЛ, л. XXI, М.-Л., 1965. С. 29-38 (по списку ЦГАДА, ф.381, № 1800, л. 3-5). С данным произведением не следует смешивать так называемые "Витебские метры" Симеона Полоцкого, текст которых опубликован Коршуновым А.Ф., с. 346-352 (по списку ГИМ, Синод. собр., № 731)".

МЕТРЫ НА ПРИШЕСТВИЕ ВО ГРАД ОТЧИСТЫЙ ПОЛОЦК ПРЕСВЕТЛОГО БЛАГОЧЕСТИВОГО И ХРИСТОЛЮБИВОГО ГОСУДАРЯ ЦАРЯ И ВЕЛИКОГО КНЯЗЯ АЛЕКСИЯ МИХАЙЛОВИЧА, ВСЕЯ ВЕЛИКИЯ И МАЛЫЯ И БЕЛЫЯ РОССИИ САМОДЕРЖЦЫ ИЗ ИНЫХ ЦАРСТВ, И КНЯЗСТВ, И ГОСУДАРСТВ ОБЛАДАТЕЛЯ ОТ ОТРОКОВ, ЗНАЙДУЮЧИХСЯ ВО УЧИЛИЩЕ ПРИ ЦЕРКВЕ СВЯТЫХ БОГОЯВЛЕНИХ МОНАСТЫРЯ БРАЦКОГО ПОЛОЦКОГО МОВЕНЫЕ ПРИ ПРИВИТАНЮ ПРЕСВЕТЛОГО ЕГО ЦАРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА. А НАГОТОВАННЫЕ ПРЕЗ ГОСПОДИНОВ ОТЦОВ И БРАТИЮ ТОЕИЖ СВЯТОЙ ОБИТЕЛИ В ЛЕТО ОТ СОЗДАНИЯ МИРА 7164, А ОТ ВОПЛОЩЕНИЯ БОЖЬЕГО СЛОВА 1656 МЕСЯЦА ИЮЛЯ, 5 ДНЯ

РИФМЫ ПЕРВЫЕ

Отрок 1

Веселися, о царю пресветлый з востока,
Россом светячий светом от бозкаго ока.

Отрок 2

Светися днесь, светися, церкви восточная,
Кгды ж дана ей отрада с небес медоточная.

Отрок 3

Ликуй, Россия, се бо цар благочестивый
Прийде церкви красота, царь христолюбивый.

Отрок 4

Радуйтеся, граждане, сынове востока,
Се даде вам Бог царя в вере без порока.

Отрок 5

Жий, монархо росийский, жий долгие лета,
Нехай парки для церкви не зайзрять ти света.

Отрок 6

Живи, белоросийская оздобо скону,
Утисненым даная нам з вышнего трону.

Отрок 7

Жий, отчекиваная утехо народу,
В гонению подана росийскому роду.

Отрок 8

Жий, другий Константине, вторий Владимеру,
Разшыр православную во всех краях веру.

Отрок 9

Церков тя ныне, цару восточный, лобзает,
Пришествием бо ся тя от враг свобождает.

Отрок 10

Лобзает и отчыный Полоцк нареченный,
Град твой благочестием ясно просвещенный.

Отрок 11

Лобзает вся Росия, Белая з Малою,
Веры просветившися светом под тобою.

Отрок 12

Боже в Тройцы единый, на враги победу
Царю нашему даруй, паки нас во беду,
Во беду супостатом не предаждь до конца.
Да светит всем свет веры, паки станет слонца.

РИФМЫ ВТОРЫЕ

Отрок 1

Радуйся, царю восточныя страны,
Народам многим от Бога посланы.
Царь обладател, дедич милостивый,
христолюбивый.
Ты ны от нужды вражия избавил,
Россию Белу во свете поставил,
Прежде напастей бурею стемнену
и оскорблену.
Тобою иго тяжкое зложено,
Трудное бремя от нас отвержено.
Вси врази наши ныне постыдятся
и посрамятся.
Се бо входишы, цар нас избавляет
От поруганий, от бед изымает.
Радуйся, зовем, вернии ти раби,
сего мы ради.
Бога молим, да даст ти многа лета,
Верному царю, дондеже вси света.
Светила светла на небе сияют,
бег истецают.

Отрок 2

Днесь праведное слонце нам сияет,
В Российской стране луча разсыпает.
Свет веры во тме объявляет сущым,
Путь просвещает ко Христу грядущим.
Кто сего ради тому не радеет,
Слонцу во свете быти не зумеет.
Мы верне поем: царствуй много лето
Силен и крепок до кончыны света.

Отрок 3

Ликуй, Сионе, церкви восточная,
Агнице Богу пренепорочная,
Совокупи бо цар твой правоверный
весь народ верный.
Собра овчата, волком похищенных,
Обфите стада в народ иноплененных,
З зубов исторгне от лва рыкающа,
пажит ищуща.
Возопий многа лета государю,
Здравия моли восточному царю,
Да смирит господ враги, супостаты,
его полаты.

Отрок 4

Царь от востока прийде, царь сиверной страны,
Многих царев и князев царь Богом избранны.
Иже от Владимира наследне царствует,
Всю дедичным Русь правом слушне обыймует.
Насадил князь Владимер винницу Христову
През крест во всей России, Алексий готову
Михайлович разшырил, тернь, куколь далече
От нея бо отрынул, неплоды отсече.
Того деля молствуем небесного царя,
Дабы пощадил того нам вертоградаря.
Бы плевелы извеял с чыстое пшеницы,
Кукол вырвал, тернь отвергл з Христовой винницы.

Отрок 5

Не до конца Бог Господь на люд ся гневает,
Любо подчас сурове грешников карает.
Карал нас бичем гневу, кгды в чужие руки
Предал был в поругане на потвар, на муки.
А днесь послал нам царя, который выбавил
З недоли народ руский, потвары избавил.
Царствуй же многа лета, правоверный царю,
Личы часто трыумфы з божиего дарю.

Отрок 6

Хвали Бога, преславный российский народе,
Жесь стал през Алексия на давной свободзе.
От [так в публикации] слезы з очу твоих яко дождь осушыл,
Кгды, як слонце на запад, з востока ся рушыл.
Идыж слонце ясное, и там, где збирает
Слонце свое промени, кгды от нас зникает,
Даст то Господ, же всюды моц твою познают,
Где ся тыле промени слонца разсыпают.

Отрок 7

Се великий Александер, цар некгдысь з востока,
Повстал и забрал весь свет, где рука высока
Его ся показала; другий Александер
З востока, Алексию царю крепкий наудер [так в публикации].
Уфа Бог, а кды на врагов сторону
От Бога естесь, Бог тебе в оборону.

Отрок 8

Буди,, Христе, похвален, нехай слава тебе
В подземных краях будет, на земли, на небе.
Же на люд утрапеный спозрылесь звысока,
Призвалесь до России царя от Востока,
Далесь овцам пастыра, а отца убогим,
Сиротам заступника, родом царя многим.
Дай же ему век долгий, щасливу дорогу.
Нехай ти свет позыщет истинному Богу.

Отрок 9

Вторый Константин, Алексию царю,
Всего Востока верный господарю,
Се тебе чает град новаго Рыма,
Мнячы тя быти свойго Константина.
Ты бо крест Христов знамением маеш,
Распята на нем прославить желаеш.
Царь ты ест, царю, на кресте распятый,
Он же даст царем, же будеш принятый.
Свет ест горою, крест на горе ставят,
На горе света с крестом тя прославят.

Отрок 10

Крест ти оружие, царю православный,
Силою ты креста на вси страны славный;
На нем бо распяту вси ся покланяют,
Иже в небе жывот и под небом мают.
Цар бо ест над светом, а ты по нем другий.
Мы — первее его, потом — твои слуги.
Молим, дажд в милости всим нам твоей быти,
Во мире над твоим величеством жыти.
Мы же милость твою во всем свете будем
Прославляти всегда всяких чынов людям.

Отрок 11

Посла Бог ангела до Навинна чада
В помощ с мечем против Ерыхонска града.
Дал в киоте силу, кгды трубные гласы
Слышаны, падоша муры в малом часе.
Чает и тя, царю, дерзай от святаго
Помощник посланый Царя небеснаго.
Носят иереи киот в божем храме,
Дают хвалу Богу в песне ту трубами,
Дабы ти покорыл противные люди
С ним и мы молим: буди, буди, буди!

Отрок 12

Кгды ся Израиль брил в обетованну
Землю сквозь царев аморейских страну,
Зело бе нужден от царя языков,
сопротивников.
Тогда дал Господ помощ Израилю;
Послал победу на вражую силу,
Повели слонцу недвижимо стати,
бы поконати
Могл своих врагов в он час привращенный,
Слонцу обычный путь Богом веленный.
Се мы Израил Новаго Завета
през многа лета
В нуждах шествуем. Ты вож, Богом даный,
Иди на враги за вси христианы.
О царю велий, Бог буде со всими,
вси твоими.
Положыт враги под твоими ноги,
Привлецет дние твоея дороги,
Бысь всех укротил, востающых на ны
верны хрестияны.
По трудех мнозех дай ти в землю внити
Обетовану, и там се тешити
С тоей победы, иже ти от Бога
подастся многа.

РИФМЫ ТРЕТИЕ

Отрок 1

Что тя, царю, наречием и чым превитаем,
Яким тебе поклоном урачыти маем?

Отрок 2

Слонцем ты естесь, царю, бо Русь просветилесь,
Кгды хмуры еретиковы от нас отдалилесь.

Отрок 3

Слонце се бо твое око на всих погледает,
Яко слонца круг в небе сей мир просвещает.

Отрок 4

Слонце планетом светла узычает,
Слонцесь, бо з нас хто светом не твоим сияет.

Отрок 5

Луне свет ровнают, а слонце над луною
Верх мает, звытяжона тмя тобою.

Отрок 6

Невеста в слонцу значит, же церков твоею,
О царю, мает вера светити лучею.

Отрок 7

Слонца бег чтерма конми поета змышляют,
Дай Бог на чтырех частях света тя познают.

Отрок 8

Слонце одно на небе, што то презначает?
Зычил бым же цар един восточны быти мает.

Отрок 9

Орлом цар ест, бо яко орел свое дети
На слонце, так на Христа всих учит смотрети.

Отрок 10

Орля, кгды в слонце не зрит, то орел загубит.
Кто на Христа не смотрит, наш орел не любит.

Отрок 11

Слонечний послушенство значит венц даруем,
Слонцу слонечным тоеж служать обецуем.

Отрок 12

Мелхиседек Аврааму хлеб, вино приносит.
Прими наш хлеб покоры, царю, тя град просит.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 33-38.

Комментарий (стр. 389): "Осада Риги русскими войсками началась 23 августа 1656 г. и продолжалась до начала октября... Текст - по списку ЦГАДА, ф. 381, № 1800, л.5-6)".

WIERSZY NA SZCZĘŚLIWY POWROT CARA JEGO MIŁOŚCI Z POD RYGI

Отрок 1

Буди благославенно от ныне до века
Имя Господне, яко царя тя велика
Чуждым показа странам, ибо пред тобою
Крепцыи увядоша, аки под рукою
Иногда Израиля Моав, агаране
И вам, Аммон, Амалик и Тыра граждане.
Ты бо искоренител мерской ереси,
А разшырытел вери православней еси.
Твое ревность о Бозе в Денемборском граде
Вертоград ныне Христов созда и насаде.
Идеже тернь бе прежде и капище смрадно,
Днесь лоза и храм Божий созданы отрадно.
Ливония тобою прият Бога в теле,
В тайнах пречистых, чаю, познает отселе,
Яко ты просветител западнее страны,
Сивера и полудня от Бога посланый.

Отрок 2

Придеше, вся верныи, восплещем руками,
Се Бог Господь показа милость си над нами,
Возврати царя здрава и чесна повсюду,
Стерша врагом их выя горделиву люду.
Прогнан бо тобою враг, аки всех едину,
Чаю, созидет тамо мощ твою, святыню,
Ибо крест ты ест мечем очи же не знают,
Хвалити и помощи от него не чают.
Амаликова сила силай же победися,
Креста образом древле мора разделися.
Пройдешы, царю, море, смирыш Амалика,
Крест мечем на беду острым еретика
Избодут видза врагом си кротные роги,
Крест хулцы прострут, царю, под твоими ноги.

Отрок 3

Нощ, восиявшу слонцу, ищезает,
Вран на нырище ночны улетает,
Дубравныи звери бегут в ложа сами
перед лучами.
Егда ти, царю, луча разсыпаны
Быша, на запад абие прогнаны
Тмы неверия враны, дубрав зверы
без света веры.
Но издадут их тебе, своих ложа.
Умолит Христа Мария госпожа,
Еже ти честно иконы лобзаеш,
главу склоняеш.
Она смиренну вознесет ти главу,
Иже писненый венец ей во славу
Плетешы, она победны для тебе
готовит в небе.

Отрок 4

Аарон древле Израилю многу
Ходатай бяше ко превечну Богу,
Жертвы своими Бога милостива
держа от гнева.
Егда огнь пожре горе Авирона,
Раздели море, внегда фараона
Потопи чермна вода: жезл Мойсея
содела сея.
Никон страшы за тя и за твои
Жертвы приносит всегда Богу свои,
Огнь угашает прогневанна Бога,
зла ради многа.
А креста жезлом напишет на море,
Да ти противна погрузит воскоре.
Погрузи кротесь враги Алексея
России всея.

Отрок 5

В полнощных краях, где слонце полрока
Крыет промени от люцького ока,
Кгды то обачат, же мает всходити,
День той празнуют за фест знаменитый.
С поклоном слонцу в очы забегают,
Долго жить с оным взаемне сприяют.
Нам една трудна без тебе година,
России слонце, надея едина.
Без тебе нам ноч, при тебе день ясный,
Ноч просвещати твой то примат власный.
Пре то, кгды ныне до нас повертаеш,
Од мора, яко слонце нам сияеш.
С поклоном до ног твоих упадаем,
Ясна як слонца око упрошаем.
Свети тут, слонце, пока Бог на небе
За слонце вечне не положыт тебе.

Отрок 6

Слонце всим равно светла узычает,
Любо хто быстрый будь взрок щуплый мает.
Так горы кропит роса и долины
не без прычыны,
Бы все неплодство свое понехали,
Ровный пожыток Богу отдавали.
Бы се обфите гроздие родило,
где терне было.
С тым же на Заход светлом поспешилось.
Слонце России, бы плод учынилось
В неплодных краях, которым и Всходу
да дает плоду.
Даст Бог винница на терниску буде,
Кгды светом веры просветятся люде
От тебе, царю. За то венец в небе
вьет ся для тебе.

Отрок 7

Witaj, monarcho, witaj, niezwalczony,
Zwyciężco sławny wszej sarmackiej strony,
Której narody harde ukorzyłeś,
Dumy wyniosłe w cichość przemieniłeś.
Tobie winszujem, Boga przytomnego,
Niby w swej arce z tobą żyiącego,
Bo jak przed area, przed tobą perzchaję,
Jako Dagon, swe karki łamają.
Gdzie zbory przed tym, gdzie niewiernych
Byly, tam cerkwie dzisia prawowiernych.
Gdzie częstszy finix, niżli krzyża znamie
Było, tam dzisia krzyża opliatanie,
Gdzie słonce we Lwie częstszy snieg dawało
Niż się Marijej imie wychowało,
Tam twym staraniem cręściej jej śpiewają
Chwały, niż oddech powietrza miewają.
Więc krzyż z Marią tobą wystawioną
Będzie pomocą, tarczą y obroną.
Krzyż morze przętknie, a Maria wody
Wstrzyma, jak arca, byś szedł bez przygody.

Отрок 8

Nie oraz niegdyś z obiecanej ziemie
Przed Izraelem Bog pogańskie plemie
Wytracił, ale za czasom się stało,
ėe w ręce przyszło, co dostać się miało.
Nic to, że jeszcze nie jest pokonany
Twoj nieprzyjaceł, znać jest zachowany
Od Boga, aby miłosierdzia twego
Ze wstydem zebrał dlia życia swojego.
Przydzie nie jeden — z gołoonitami,
Szulają łaski pod twemi stopami.
Krzyż schili karki hardzie wyniesione,
Daj Bog, że wrychle będą uniżone,
Ktore Mariej pokłonu nie dały,
Słudzie jej tobie będą się kłaniały;
Tu już w dobroci Boże nieprzybrany
Zdasz, by monarcha przez ciebie obrany
ėył długie lata w twojej łaskawości,
Nie opuskaj go z twojej opatrzności.

Отрок 9

Небо вовеки ест Богу престолом,
Любо устанеш точытися колом.
Небом Россию я отытулую,
Слонцем я тебе, царю, упатрую.
Княжну велику — царицу Марию,
На том же небе пресветлу Цынтию.
А царевича князя Алексея
Светлу денницу, бо на нем надея,
Же ден учынит, а царевны часе,
Княжны велики — звезды в кождом часе.
Венц Бог в России, якобы на небе
Маестат вечный зготовал для себе.
Россия завше з Богом пребывает,
Бо на престолах Бога в церквах мает.
Венц паки Богом, Бог на тебе будет,
Слонцем ты, царю, — небом твои люде.

Отрок 10

Хто ходит во мгле, в сети уподает,
Любо теж в яму, где му враг копает.
А погибелным си сном ест названый,
всех увенчаный.
Хто в свете твоим, Алексию царю,
Не ест, в тме ходит, вечны господарю,
Таки на сети трафляет и в ямы,
адовы брамы.
Мы в свете твоим трафимы до бога,
З света росийска до него дорога.
Ты свет, а вера путем ей до неба,
где нам потреба.

Latina

Salvae, spes Rossiae, salve fortissime victor!
Alexi, salve, fama super aethera nota
Quem zelus traccit fidei vibrare mucrone
Et spreta vita belli sufferre pericla.
Haud tibi sunt ferrae finis, sed commoda Christi
Id lucro ducis, comples quod caelum animales.
Errantes agnos in Christi pellis ovile
Faucibus accipines Hydrae aeternum moribundis,
Procuras caelus prodromos vnturos et ipse
Sol veluti stellas post ea, post agmina, triumphos,
Ast numeratos praebens faelix trophea triumphos,
Post nitidis stellis super astra corollas.

(Перевод с латыни, стр. 391:

Здравствуй, надежда России, здравствуй, могучий победитель!
Алексей, здравствуй, слава, выше неба известная,
Которого ревность за веру влечет потрясать мечом
И, презирая жизнь, испытывать тяготы военные.
Совсем не потому, что оружие - твое призвание, но ради пользы Христовой.
Сию пользу извлекаешь ты, преисполняя небеса животворные.
Ты загоняешь в Христову овчарню заблудших овец,
Принимая их, между тем как глотки гидры умирают во веки веков.
Ты заботишься о неба грядущих посланцах, и как само
Солнце после звезд, так ты после твоих полков, цезарь,
Счастлив своими войсками, придавая твои трофеи к исчисленным тобою триумфам,
Вслед блещущим звездам сплетая венки, которые выше созвездий).

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 38-39.

Комментарий (с. 391): "Эта стихотворная декламация могла быть написана Симеоном в середине октября 1656 г., когда царь пребывал в Полоцке... Текст - по списку ЦГАДА, ф. 381, № 1800, л. 6 об."

WINSZOWANIE WZIĘCIA DERPTA

1

Веселися, о царю, юж тебе ся кланяет,
В древ град Ливонский тя за царя знает.

2

Веселися, царю, што Бог с тобою,
Будеш владети морем и всею Двиною.

3

Океан восточный власти ти годует,
А юж западны тобе ся готует.

4

Слонцу Восток, Запад ровне подлегают,
Даст Бог тебе, слонце, вси царем узнают.

5

Витай, Алексию, славный над небами,
Надею России межы монархами.
Преславный звытяжцо, который з милости
К Богу опустилесь царские вчесности.
Добылесь меча, бы овец преспералесь
Христови и в небо оным пути сказалесь.
Не земль мнозства прагнеш, леч Христовой хвалы,
Небесныи кгмахи бы се наполнялы
Твоими слугами, бысь потом за ними
Поспешылесь яко цар к небесной краине.
Яко слонце звыкло по звездах сияти
И яко монарху свым последовати,
Але на прох венец прими лауровы,
А затым небесный будет ти готовый.

6

Орел тыло неба прямо узлетает.
Леч мысль твоя, царю, неба превышает.
Быстрый во морских мусит обегати.
Леч ти порт — Мария, море благодати.
Мария с тобою, а ты за Мариею,
Пройдеш море, маю в Марие надею.
Смирит моря валы и ветры служити
Будут ти, кгды схочеш море преходити.
Справит то Мария, бо она водами,
Поветрем владает, навет и небами.
Ты ей хвалу даеш, она даст ти море,
Подай то, Мария, и Христе, воскоре.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 39-40.

Комментарий (с. 392): "Можно предположить, что "Приветствие…" было написано не позднее октября-декабря месяцев 1656 г. (...) Текст - по списку ЦГАДА, ф. 381, № 1800, л. 6 об. - л. 7)".

WINSZOWANIE OBRANIA NA KRÓLEWSTWO POLSKIE

Ликуй и веселися, царю Алексею,
Што ездец литовский властию твоею
Щытиться и за князя великого тебе
З веселем примует для оброны себе.
Светыш, о слонце, в полском горызонте.
Даст Бог засветыш и на Чермном Понте,
Где слонце своим светом сияет на воды,
Там забрмит твоя слава над всими народы.
Ликуй и веселися, царю православный,
Торжествуй и радуйся, на вси страны славный,
Бо юж тебе Корона Полская витает,
За короля кролевству свойму обирает.
Ликуй, орле росийский, под небо взнесенный,
Твоей власти ест полский орел порученый.
Орел тылько над птахи иными царствует,
Тобе ся и сам полский орел повинует.
Прийми митру литовску, прийми и корону
Полскую, Алексею, под свою оброну.
Затым даст Бог тры швед[с]ких на остаток в небе,
Труда ради о веру увеньчают тебе.
Щасливась диадемо сармацкое страны,
Орла здобит венц вторый, тобе ей выбраный,
Бысь оного здобила, а он в заем тебе,
Як оздобою слонце ест в пресветлом небе.
З орлом звыкла Погоня литовская быти,
Орлови ся твоему мусила корыти,
По ней орел коронный в троны прилетает,
Королем орла собе твайго оберает.
Литовский ездец, царю, з конем оборотным
Меч свой тобе вручает з орлом быстролетным
Полским, бы супостаты мечем поконалесь,
Яко орел море, абы прелеталесь.
Орел птаству ест царем, прето приказати
Может, абы летели снопов позобати.
Сноп ест царств сусецких, птаство твои люде,
Если что не поклони, позобану буде.
Витай, орел, Короне Полской зготованый!
Витай, царю литовский, митре княз обраный!
Што трудов и працы твоей в нагороду
Бог платит, же крол будеш полскому народу.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 40-41.

Комментарий (с.392): "По-видимому, эта стихотворная орация была написана Симеоном не ранее 1657 года, на что указывают слова: "...смирит супостаты, иже не хошчют тя за царя знати" (именно с этого времени поляки отказываются признавать право русского царя на Польское королевство и его власть над захваченными землями. Текст - по списку ЦГАДА, ф. 381, № 1800, л. 7 об.".

СТИХИ К ОСУДАРУ ЦАРУ АЛЕКСИЮ МИХАЙЛОВИЧУ ВЕЛИКИЯ И МАЛЫЯ Ы БЕЛЫЯ РУСИ САМОДЕРЖЦУ

Велия радость сердце просвешчает,
Егда мя Господь стати сподобает
Пред лицем твоим, православны цару,
Многих царств ы княств крепкий господарю.
Ныне ликую весело и граю,
Егда на скипетр пресветый смотраю.
И падох егда к твоима ногама,
Лобзая верно десницу устама.
Ей же усердно желаю от Бога,
Да крепка будет на лета премнога,
Победит враги, смирит супостаты,
Иже не хошчют тя за цара знати.
Сотрет их выя, ы гордую славу
Во чест всих, цару, а тебе во славу.
Подаст Бог знати крепост ти десницу,
Где слонца запад ы восток денницу.
Даст веры дели, яже ти о Бозе
Ы подвих ради иже в труде мнозе.
Аз же раб прысны имам работати
Верно ти всегда, чая благодати.
Тебе же дай Бог царствовать над нами,
Да велим слонце сияет лучами.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 41.

Комментарий (с.392): "Стихи адресованы русской царице Марии Ильиничне. Наиболее вероятное время их написания - 1660 г., когда Симеон, сопровождая Борисоглебского архимандрита И.Иевлевича, находился в Москве". Текст - по списку ЦГАДА, ф. 381, № 1800, л. 7".

СТИХИ К ОСУДАРЫНИ ЦАРЫЦЫ

Две Бог светиле велие на небе,
Две созда в Руси,— с государем тебе,
Царице наша, бы мир просвешчати,
Як луна з слонцем светло исправляти.
Сего аз дела на пресветло лице
Твое взирая, Марие, царыце.
О сияй светом, аки от светила,
Молствую Бога да бысть ся не тмила.
Свет диадимы тебе украшает,
Россиа тебе лепотою знает.
Иныя також царства, страны, грады
Не чужды твоей желанной отрады.
Под твою и аз милость прыбегаю
А раболепно к стопам прыпадаю.
Желая тебе долго царствовати,
Пространным светом всюду обладати.
Восток ы Запад, Сивер, Юга страны
Царю ы тебе да будут подданы.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 42.

Комментарий (с.393): "Стихи адресованы бывшему в то время наследником престола царевичу Алексею Алексеевичу (1654-1670), их также можно датировать 1660 г. Текст - по списку ЦГАДА, ф. 381, № 1800, л. 7".

СТИХИ К ОСУДАРУ ЦАРЕВИЧУ

Песнею сладкой птенцы восклицают,
Егда денницы зары воссияют,
Ибо близ дневи чают настояти
Вону же ест мошчно алчбу утоляти.
Ты, Алексию Алексиевичу,
Денница наша, руски царевичу,
В тобе надежду вси мы полагаем,
Яко тмы ношчной никогда познаем.
День светлый ныне за отца твоего,
Даст Бог, день будет за тя, сына его.
В онь же доволно будет насышчени
Славою, в странах чуждых украшени.
Сего аз ради, здрава тя видяшче,
Стопы лобзаю, сице ти гласяшче.
Свети, денницо, на многие лета.
Будешы слонцем за прибытем света.

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 42-45.

Комментарий (с. 393): "Эта поздравительная декламация обращена к епископу Каллисту Жыторайскому (бывшему игумену Марковскому), получившему Полоцкое и Витебское наместничество от патриарха Никона в 1656 г. На полях рукописи против заглавия стихов читается более поздняя приписка: "Тен бечник Калист Доропеевич Жыторайски пьяница, шарпач, волк был, а не пастеж, за цо скараны от Бога сам сен срамотна обесил Ао 1663, фербруариа 15... в недзеле о блудны сыне, на понедзялек. Многа лета". Текст приписки и самой декламации записан латиницей, последняя - 9-я ее часть замазана чернилами и не поддается прочтению".

ВИТАНЕ БОГОЛЮБИВОГО ЕПИСКОПА КАЛИСТА ПОЛОЦКОГО Ы ВИТЕБСКОГО ОД ДЕТЕЙ ШКОЛЫ БРАЦКОЕ БОГОЯВЛЕНСКОЕ МОВЕНОЕ ПРЫ ВЪЕЗДЕ ЕГО МИЛОСТИ ДО ПОЛОЦКА А0 1657, ИЮНЯ 22

1

Лобзаем тебе, пастыру, нам от Бога даны,
Од цара православна на сей сан избраны.
Тебе пастырем овец своим познаваем
Ы пастырскаму гласу твойму послушаем.
Грядем камо грядешы ко своей палицы,
Обрашченны имамы очные зеницы.
А православна цара за тебе такаго,
Дай Бог весь свет много лет пастыра добраго.
Он твой жезл нам послал ест, а жезл силы ему
Да пошлет выше Господ, да враги своему
Одолеет, ы венц положыл на главе
За тя венец глав нашых пры победной славе.

2

Ликуй, радуйся, церкви россыйска, бо тобе
Ангел от Бога даный, чует в каждой добе.
Не спит Никон святейшы, леч отверсты очы
На вси страны мает як во дне, так в ночы,
Бы волк хытры не шкодил, на вси страны чует,
Як херовим пры раю, з агнистым вартует
Мечем слова пры церкви божой, люб престола,
Як лвы Соломонова стерегли до кола,
Если не сам, то з свайго раменя зсылает
Пастыра, пилност, владзу оному злецает.
Як тебе до нас нине, венц як ангел Бога
Вышняго, нех з ангелы лета жывет многа.

3

Нине исполнитеся всяческия радости,
Бог прызре на ны свышше по своей милости.
Даде овцам пастыра, наставника блудным,
Заступника вдовицы церкви, а безстудным
Еретыком погубу ы обличытеля,
Неверным то противных всих посрамителя,—
Боголюбна Калиста, пастыра добраго,
Кормчыя лоды нашей ы отца шчедраго,
Нишчых ревнителя по Бозе велика,
Достыгша сего сана умна человека.
Сего ради от Бога ему многа лета
Молим, да даст пожыти пры кончыне света.

4

Образ прототипу подобны бывает,
Хто зрыт в зерцало себе, другаго видает.
Хрыста — пастыра образ ест святейшы Никон,
Ты — чулаго пастыра жыву етес Илеон.
Мы, гды тебе витаем, святителя в тобе,
А Христа познаваем в святейшей особе.
Венц, гды тебе пастыра над собою знаем,
Никона, а впрод Хрыста за пастыра маем.
Аже Хрыстос на веки Богом ест на небе,
Никона, як свой образ, бы прынял до себе
По мнозех летех, молим, ты з овцы своими
Бысь последовал ему к небесной краине.

5

Нине яви ест яко Бога работати,
Не рабом яцем быти, не царствовати.
Ибо цар православны Богу работает
И сего дела царски диадему мает.
Работает он Богу пилне ради веры,
Прыемлет брань ы труды ы тшчату без меры,
Дабы вславил повсюду Бога истыннаго,
Славима в трех лицех в бостве едынаго.
Где бы обрел драхму, згибшею в Адаме,
И звлекл тлеюшча овца в неверия яме.
Чего ради ы тебе даде светлу свешчу,
Да просветишы мрачных, а нам даси пишчу.

6

По джджу звыкло погода на свеце бывати,
По темной слонце ночы на небе сияти.
По прыкрой зиме весна вдячная приходит,
По ляментах ы плачах веселе надходит.
Плака ти до днесь церков, без пастыра бывши
Межи лвы ы волками много лет прежывшы,
Днесь веселится, где тя, пастыра, витает,
Як вдова облюбенца, гды в свой дом прымает.
Се мы тобе мысленна церков се кланяем,
Паси нас, твое стадо, през Хрыста, желаем.
Тобе жезл ест одданы, видены пророком,
Чуйны, бысь чул над нами неусыпным оком.

7

Благий да мовит овцам, пастыра вславляет,
А православный тебе цар до нас зсылает,
Пастыра мыслных овец, да ты ны пасешы
В ограде небесной ы от волк спасешы.
Паси, пастыру, паси ны, царские люди;
Паси овца Христовы, а сам спасен буди.
Христос, яко Петрови, нас тобе вручает,
Паси овчата мои, а цар изволает
По произволению пастыра от Бога.
Сего ради да Господ даст ти лета многа.
Даст победы на враги, даст и здраву быти,
Тя, пастыра, ы овца од волков хранити.

8

Кими тя, православны цару, увенчаем,
Венцы ы тобе, отче, патрыархо маем.
Вдячност дати якую за благодат вашу,
Яко неостависта сиру церков нашу.
Послалисте нам отца, вас Отец на небе
Жывушчый на дедицтве ы прымет до себе.
Он нехай межы царми поличыт святыми
Цара, а святителя межы святейшыми.
Але первей на земли во всем пособляет
Ним нетленнымя венцы в небе увенчает.
Тобе зась, наш пастыру, много лет желаем,
Миле исполноты деспота спеваем.

 Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 45-50.

Комментарий (с. 393): "Текст (по рукописи ЦГАДА, ф. 381, № 1800, л. 17 об. - 20 об.) печатается впервые, где он записан латиницей (ср. также: ГИМ, Синод. собр., № 731, л. 56-65; 164-173)".

СТИХИ НА РОЖДЕСТВО ХРИСТОВО

1

Слава во вышних Богу, же человеком стает.
На земли мир всим людем, иж Богом бывает.
Человек, чого Адам през овощ набыти
Хотел, теды смертию мусел заплатити.
Смерть през Адама в свете, а жытие маем
През Бога-человека, которого знаем
Без матеры прежде веки от Отца рожденна,
З матки дивне без отца в часе воплощенна.
Он ныне плачет, абы мы ее веселили,
Алчет абы насыщени, жаждет абы пили
От источника жизни, в пеленах повиты
Невинности шатаю бы не смогл открыти.
В подлом лежит вертепе, бы были на небе.
Всим себя оферует, бы привлекл до себе.
Тому до ног с поклоном смеренно падаймы,
Слава во вышних Богу з аггелы спеваймы.

2

Прийдите, поклонимся Богу воплощенну.
Упалых подвышыл над всих умаленну.
Обачмы, которому есть небо престолом,
Же в яслях положенны межы ослом, волом.
Которого обстоят ангелские чины,
Трепещут херовимы, силы, серафимы.
Обачьмы, царю, царев яки престол мает,
Чы як у Соломона кость, злото спаяет.
Якими обстоимый стражми, диадема,
На голове якая владыки одена.
Весь двор, вертеп и быдло, Иосиф, Мария,
А пастырне стражии у полаты тыя
Латвы приступ до него, пре то приступите,
Миро, злато, ливан в дарех принесите.

3

Камень от горы днесь ся отрывает
Нерукосечны и долу скрушает.
Краеугольным есть, бо два народы,
Ровные пред тым, приводит до згоды.
Еллин, Израиль на тым то камени,
Яко две стены, вечну суть злучени.
Естества также злучают се двое —
Бог з человеком, чудо то новое.
За тым теж згода Богу з человеком,
Як душы з телом будет во век веком,
Тую аггелы днесь нам обещают,
Кгды, слава Богу, мир людем спевают.
Мир подажд, Христе, мирови твоему,
А мы вси миром поклон даймы ему.

4

Весела радость, вдячная новина:
Царица неба породила Сына,
Которы взял плоть человека кволи,
Бы высвободил з египтской неволи,
Як Мойсей правый, и в обетованну
В землю впровадил, и дал з неба манну.
З пустыни грехов, з фараона власти
Подземна вывел от лютых напасти.
Прето ся слушне веселити маем,
Втора Мойсея, кгды их оглядаем.
Бо близко время, же Египт скарает
Для Израйля, кторого трымает
В неволи тяжкой и затопит в моры
Чермном крви своей всих врагов воскори.

5

Потоп греховный весь свет заливает,
Корабль церковный тылко нас спасает.
Над всими гори волнуются валы,
Немаш той скалы, где б ся разбивалы.
Страх и в кораблю, бо немаш погоды,—
Без конца грехов прибывают воды.
Аж се ужалил сам Бог милостивы,
Зрячы на упад свых людей плачливы.
Выводит слонце правды як з облоку
Христа з Марией пречистого боку,
Абы усушило незмерные воды
Лучами свыми без корабля шкоды.
Положил облок Марию девицу,
На ню спозревшы, бы встрымал правицу
От такой казни, з чого се радуйте,
В кораблю церкви часто се знайдуйте.

6

Розгу оливну несет голубица
В корабль церковны, кгды чыста девица
Христа рождает, з тое можем знати —
Воды потоку стали убывати.
Олива милость божую над нами
Значыт, — надея, же юж под водами.
Покармом звером проклятым не будем -
Избавление дал Бог своим людем.
Днесь ся нам гора тая показала
Мыслная, где бы арка наша стала.
Юж и долины осхли, бо цвет полный.
Зрим Христа Бога, он есть крин удолный.
Венц купно славу Богу возсылаймы,
Избавление посла Бог спеваймы.

7

Днесь пастырь добрый з небесной границы
Домовит пилный до своей винницы,
Приходит, абы з волчое пащеки,
Як овцы, вырвал с пекла человеки.
Вышол шукати погиблое овцы,
Овцами были святые праотцы.
Тые волали, абы заступить рачыл,
Плач и неволю тяжкую обачыл.
Венц чловеченство на бозские рама
Взял бы як овцу несть до Авраама.
За ним овечьки бы поступовали
З вечной неволи до неба ся брали.
А як домовит грозде выбирати,—
Вышло неплодны розги обрезати.
Венцу литораслми, гроздми люб овцами
Будем, да в небо идем з праотцами.

8 От поту лица жывность нашу маем,—
Смертелной косы никгды не зберегаем [так в публикации; по смыслу надо "збегаем"; если "зберегаем", то лишний слог в 11-сложнике - ред. эл. версии].
Смерть в хлебе нашим пре то было треба,
Абысь мы жыли небесного хлеба,
Котры ныне свышше есть нам даны.
Ангельски покорм паче ветхой манны,
Бо отцы нашы в пустыни ядоша
Манну лет много и смертию умроша.
Але хто того хлеба пожывает,
Второе смерти певне не дознает.
Аз хлеб сошедшы с небесе, придите,
Мовит, да жыви будете, ядите.
Хто пре то смерти прагнет не дознати,
Рачте от того хлеба поживати.
Всим предложенны на покарм от Бога,
Справует нам то милость его многа.

9

Хто жаждет ото источник обфиты
Зряе текущи, ту не давый пити.
Хто узноенны,— в ним ся ухлаждайте.
Хто закал грехов мает,— омывайте.
З скалы на пущы воды вытекали,
Нам з мыслной скалы источник немалы
Плывет вод живых, котрый оживляет,
Где жыло колвек сердце укрепляет.
Тым самарянка жывота набыла,
Кгды при студенцы воды упросила.
Овчая купель болных исцеляла,
Днешнюю воду тая презначала
На теле ова раз в лето, а сия
На всяк час душу целит, хто жывыя
Вкушает воды, пре то приступите
В вере, надежде серцем потерпите.
Тернь грехов наших он зносити мает,
Прето ся агнец божий называет.

10

Кгды был Исак под меч зготованы
Богу в оферу, отец удержаны
Агнца обачыл, в терню увикланна,
И глас услышал: пожри ми, барана.
Сыну дай жывот, то фикгуровало,
Што в речы самой ныне выконало.
Бо ото вижу агнец незлобивы
Посреде терней, абы свет был живы.
Тернь грехов наших он зносити мает,
Прето ся агнец божий называет.
В земля и грех мира он одушевлену
Книгу, печати седм запечатленну,
Прочести мает, — ему ся кланяймы,
Грех знести в книги бы вписал, — благаймы
Агнце смиренны, агнче незлобивый,
Силнейшы от лва, будь нам милостивый.

11

Царю всих веков, творче всего света,
Нашему царю пошли многа лета.
Здравие, жывот, просим тебе, Бога,
Ты дай на лета Алексию многа.
Тысь пришел гордых сердца покорити,
Он ся в том хочет тобе прислужити.
Смиренных духом до неба взвышает,
В тым есть Давидом, яко ты сам, знает.
Тобе, Марии, пречистой девицы,
Падаем до ног Марии царицы.
Дай лета многа, дажд ей здравствовати,
Дажд оной з царем везде царствовати.
И царевича, Росии велика
Князя, соблюди до познего века.
Царевны тебе, Христе, царем знают,
В долгий век тобе нехай работают.

12

Архиерею новонорожденный
Никон от тебе нам есть поставленный,
Найвышы пастырь, блюди ж честна, здрава
На лета многа да ти будет слава
Им возсылана; и Калиста блюди,
Пастыра по ним, и милостив буди.
Дажд свышше силу пасти твое стада
Честно Полоцка и Витебска града
Прочие при тым по ним всему клеру
Дажд всегда зрети безкровну оферу
Княжей, боляров всю полату, вси
Блюди, да славят вси тя раби твои.
Заступи, спаси и вся христианы.
Подажд им враги в крепость и поганы,
Нехай тя славят правоверны люде,
Поки свет слонце окружати буде.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши. / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С.57-62.

Комментарий (с.395): "Текст этой пасхальной декламации записан в оригинале латиницей. Публикуется по списку ГИМ, Синод. собр., № 731, л.49 об. - 56".

СТИХИ НА ВОСКРЕСЕНИЕ ХРИСТОВО

1

Стань, человече, в неподвижном кроку
И припатруйсе страшному видоку.
Который ныне в Ерусалим-граде
В безумной стался иудейской раде.
Створене Творца платает на древе
Кресном, же некгдысь Адаму и Еве
Дал древ обфитость в полным утех раю
И древо жизни по едемском краю.
От злых потомков за то древо мает
Смерти, кгды на ним разбитый бывает.
О невдячности проклятая злости!
Роде ящорчий, чему без литости
В руках, кторие тебе сформовалы,
Глыбоко гвоздми зделалесь каналы?
Ребра для чого тому пробиваеш,
З ребра от кого товарища маеш?
Ноги святые навылет пробиты
Чи же ходили дорогу, те бы ты
Мелесь до неба, што за крывду маеш,
Чы до Египту знову замышляеш?
Ящорка матце чрево прогризает,
Бы жила в свете, а жыд тмы шукает.
Божи бок острием копием пробившы,
Смерти жадает в жизни утескнившы.
Леч мы, о Христе, к тебе припадаем
Жизни и света от тебе чекаем.

2

Обач все створене, як есть умаленны
Пядию котрого неба суть змеренны.
Што едному древу неспростает,
Любо всего на ним себе разстягает.
Што землю море перст его керует,
Под крестом единым для нас днесь сманкует.
Обач небо як распостерт для тебе
Дал для человека, распостер и себе.
Спойзри и ты, земле, над слонце яснейшы,
Же стает от грешных от тебе мернейшы.
Смотри море, реки, яко лист обфите,
Воды, слезы, ношу грешных на свите.
Сумнися, поветре, три краины тобе
Который дал, едного ту не мает в собе.
И огнь поднебесный нехай ся дивует,
Же своей теплоты в творцы не знайдует.
Вси ораз живиолы слезы вылевайте,—
Умер! Без него же нест жизни познайте.
Ты, чловече, над камень твердше сердце маеш,
Же Творцы своего ровне не рыдаеш.
Слонце счернеет, месец в крывавой особе,
Подаются скалы, ты фолгуеш собе,
Земля стогнет, а ты, подобно з жидами,
Раны множиш в теле болшыми ранами.
Если не участник жидовское злости,
Плач Бога твоего з сердечной горкости.
То приятел правы, хто беды зносити
Готов веспол, з того познан будеш и ты,
Жесь приятел Христу, кгды будеш рыдати,
Страсти его на свым сердце выражати.

3

Спытай, пелкгриме, хто лежит в тым гробе,
Люб нагробек на хребте писан, прочти собе.
Чти: Иисус Назаринин, царь юдейска рода
До арымафейчына зложеного рода.
Маестат, берло, царский знак и шарлат крвавы,
Крест, трость и багряницу, пришелче ласкавы,
Знайдем печать на персех, леч написал чытати
Для характеру злаго не может познати.
Трудно было Иова познати поскоре,
Кгды списал был вредами дявол в свым упоре.
Трудно Христа во язвах от жидов жаданых
Познать крвавым чернилом назбыт залеваных.
Крест за "херсам", "слово" за титло — корона,
Тым способом ест "Христос" напис выражона,
Але слово без гласа хто познати може,
Трудно ест зразумети тобе, Христе Боже.
Слонце катапетазма земля посведчает.
Жесь ест слово божые чудми вызнавает.
А прокляты жидовин ругаеться тобе,
Не познавает Бога в чловечей особе.
Але мы, христиане, до ног упадаем,
Бога тя предвечьнаго в плоти вызнаваем.

4

Невинный агнец се лежыт закланый,
За грехи мира Богу в жертву даный.
Сам един здвигнул злости света всего.
Свет весь нездолал, а рамена его
Знесли ач з трудом и болем немалым,
Бо се узнойли пóтом аж крывавым,
По кторым ото улегл спочывати.
Што то праца, можеш днесь познати:
Кгды створил свет весь и скончыл работу,
Спочыл в день седмый леч не было поту,
Ани был уснул, а кгды направует
Свет зепсованый пот крывавы снует.
В день шестый уснул, бо латвей зробити
Скуделенный сосуд, нижли направити
Яким ест чловек, для чого не знаем,
Же для нас уснул твердо чему взаем.
Крови не хочем омыти слезами
И ног отерти главы волосами.
Мы агнца того кожды день, и в ночы
Слезми да овча купел будут очи.

5

Бодай бысь земле терней не родила,
Сличная рожа лепей бы не была.
Нижли на Бога зрети пораненна
Тернием острым до мозгу збоденна.
Леч сам велелесь, Христе, ей родити
На казнь Адама люб сам мелесь быти.
Вторым Адамом венцы ся выпелнило
В тобе первому, што се назначыло.
За Исаака козел зготованый
Богу на жертву тернем затрыманый.
Ты, Христе, за всих рачилесь терпети,
На главе терне надлежало мети.
Але гды ости тебе проникают
Всех сердца наша напол умирают.
Мдлеют, кгды ты всих жывот сомдлеваеш.
Мрак в слонцы же ты навеки складаеш.
Ктож весол будет? — сами плачут неба,—
Тренов, ляментов на тот акт потреба.
Зачни плач ревный, кому Бог есть милый:
Арфа при арце, трен до той могилы.
Трен главе, а трен сердцу подобает,
Кгды в труне в терню трону всих глава мает.

6

Што то за рожа в терню руменеет?
Што за пурпура в гробе червенеет?
Обач, чловече, если ме купина
Горит, видена през Аврамля сына.
Зложи сапоги греховные злости
Так прийди смеле до оптертых кости,
З сукри и тела, а тернь покравленный
Обачыш, яко дров святое запаленны
Купина в теле, леч огнь угашает,
Кгды и душа з телом, ах страх, разлучает.
Мноство греховных вод тому причина,
Же згасла светлость плоти Бога сына.
Ровный полудню стался пулноч праве:
Хто видел, обач, познай по поставе.
Познай, матко, чы того ж родила,
Чы то ест Исус, спытай Гавриила.
Тые ли уста, солодшые слова
З себе пущалы, ниж мед гортань львова?
Чы тые руки хорых исцеляли,
Тые ли рызы крвоток гамовали?
Рекнете тые, а сам в крви, пытаю,
Чему и в язвах врага оглядаю.
Уста посмяглы, чеж не мовит слова?
Ах, для нас грешных в ним устала мова.
А мы што ж будем к нему глаголати?
Гойне, бы воскресл, слезми полевати.
Матко жалосна, полно жалю мати,
Якось так тяжны боль могла стрымати,
Кгды як Израиль крваву шату сына
От сынов приял, ты от Никодима
На руцы Христа своего принялесь,
От зверов диких пошарпана всего.
Матки, уважте, яка радость была,
Мария раны кгды Христа личила.
Як очи слезы гойно вылевали,
Кгды в раках очей Христовых шукали,
Як рэнки моцно осцем посекала,
Кгды острость торней з костей выточала,
Злиплые кровью розберала власы,
О як рыдала жалосными гласы!
Кгды омывало пречистое тело,
Болш, ниж водою, слезми, рекну смело.
Кгды во гроб клала, што были за слова:
Ах, ах, ах, сыну! юж и я готова
На смерть с тобою, чему и оставляеш,
На боль, на лямент, на плач мя выдаеш!
А в таком жалю ей потеха была,
З цными невесты што слезы делила.
Вы, цные жены, чему так суровы,
Чем з Мариею плакать не готовы?
Блажен, хто плачет ныне з Мариею,—
Будет причастен утех в небе с нею.

7

Спытай, чловече, хто тут похованы.
Скарб ест положен неошацованы —
Свет весь, котрым откупил Бог собе
В скрини то лежит, а не в темном гробе.
Ныне на крестной шали отважены,
За тридцать сребных усюды куплены.
Хто хочет, может и тоней купити
Без сребра, за слез источник обфитый.
Ангельским хлебом Христос нареченны,
На столе пре то гробным положенны.
"Источник живый" он ся называет.
Хто жаждет, нехай к нему се зближает.
Снопу пшеницы чрево прировнано,
Як цепы пре то бичми вышлачано.
Гроздь зрелы он есть, под камень вложены,
Абы як прасом могл быть вытиснены.
Хто прагнет вином тем веселым быти,
Треба до грозду уста прытулити.
Дай кожды сердце за винницу ему,
Утешай в жалю Марию девицу.
Поможи плачу при том то погребе,
Абы ся утешил вечне потым в небе.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши. / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С.62-64.

Комментарий (с.396): "Из заглавия стих-ния видно, что оно было написано в 1663 г. по случаю переноса иконы Полоцкой богородицы (считавшейся чудотворной) из Полоцка в Москву. В рукописи текст записан латиницей. Текст - по списку ЦГАДА, ф.381, № 1800, л.33-33 об."

АПРИЛЬ 27. ВЗЕНТО ОБРАЗ НАСВЕНТШЭЙ БОГОРОДЗИЦЫ З ПОЛОЦКА ДО МОСКВЫ

В матерстве дева ы во девстве мати,
Могшая Бога чревом си объяти
Воскую град сей ы его гражданы
Оставляешы в сирот[ст]ве, без обраны?
Честный твой образ вся ны соблюдаше,
От всих супостат забрало нам бяше.
Он безпомощны бысть поможене,
Скорбящый радость, слезны утешене.
В нуждах надежда ы помощ велика,
Юже нам даде небесе владыка.
Нине, о мати, Дева пресвятая,
Камо грядешы, градзей оставляя?
Кому вручышы раб своих в оброну?
И кто соблюдет Полоцкую страну?
На тя надежду свою возложывшу,
Вернолюбезно тебе послужывшу,
Ашчэ жэ тебе много согрешихом,
Заповедь Сына твого преступихом.
Себе мы Бога иного не знаем,
Разве Исуса. Ему сен кланяем.
Ты веси немошч всяка человека,
Един безгрешен сын твой ы владыка.
Мы вси зачаты в грехах ы рождены,
В Адаме древле грехом умерщвлены.
Ты токмо сея от язвы изята:
Свята зачнеся ы родися свята.
Пожыл безгрешно; едина пречыста
Ты, токмо з сыном без греха пребыста.
Мы страстни грешни, к злобе преклонени,
Лестию змия в Едеме прельшчени.
Убо от тебе милости желаем,
Ходотайствем ти прошченя чаем.
Яко ты веси немошч земнородных,
Веси ы селу супостат безплотных.
Мошч же имашы враги побеждати,
Певцом ти радость ы мир даровати.
Се мы предстоим твои, Дево, раби,
Во настоящых бедах нас ослаби.
Отради скоро, не дажд погибати,
Не дажд слез ы крве всуе проливати.
Увы нам, увы! что ся от нас тшчышы,
Тако ли о ти сынех неродишы?
Тако ли в тузе оставишы чада?
О мати сирых, буди нам отрада.
Нине ест время, нине прыближыся,
В помощы скорой ныне прославися.
Се беда и скорб токмо стужает,
Яко не едва сердца отчавает.
Отвсюду беды ы скорби отвсюду,
Нест нам помошчы без тебе отнюду.
Темже ти слезно образ лобызаем,
Буди нам мати, усердно глашаем.
Не остави нас без помощы жыти,
Паношением врагом нашым быти.
Да не речет враг, где ест помошч ваша
Множе, только крепко уповаша.
Ашче образом от нас отходишы,
Но благодати да не удалишы.
Слонце в небеса на землю действует,
Тако ти милость, ато изволствует.
Призры з небесе, издалеча види
Чада ти вечна ы во помошч прыди.
Прыди, царице, в помошч сего града,
Храни от скорби, огня, меча, глада!
И от напастей изволь соблюдати,
Не возбрани нам твоей благодати.
Ты еси мати, о Еуфросиние,
Жытелем града всим удобрение.
Яже потщася икону святую
Внести здалеча в страну Полоцкую.
От Цариграда або из Иефесе
Цар благоверны всечестна прынесе,
Твоего ради зельна прошения,
Россыйских дело стран украшения.
Прыподи к ногам небесного цара,
Да не лишыт нас толикаго дара.
Потшыся паки возврашченей быти,
Иконе святей Полоцк украсити.
Отчынный град твой, в нем же бы трудися,
Христу жениху си уневестися.
Ибо толико град нам украшает
Девыя образ ы всюду вславляет.
Якое ест слонцем небо украшенно,
Светлыми звезды дивно упестренно.
Полотски граду бе утвержение,
Столп, стена, помошч ы огражение.
Нине без него како нам пребыти? —
Аки без слонца не удобно жыти.
Убо, о Мати, прыпади за нами
Господу Богу твоими рабами,
Да возвратил бы нам икону святую,
Просветил землю Белоросыйскую.
Моли прылежно ы деву Марыю,
Скланяшчы к стопам святую ти выю.
Да не небрежет отчынна ти града
Ы не оставит правоверна стада.
Удобе мошчно тебе умолити,
Изволи токмо ходотайца быти.
Моли за нами, о святая Мати,
Не отчуди нас твоей благодати!
Се а же ашче раб ти сподобишы,
Всих на похвалу твою обратишы.
По вся дни тебе будем величати,
Венец похвалы песнем соплятати.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши. / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С.65-66.

Комментарий (с.396): "Стихотворение, в заглавие которого вынесены придуманные пародийные титулы героя, написано в духе популярного в Речи Посполитой 17 в. жанра сатирико-увещательного послания. В рукописи его текст записан латиницей. Текст опубликован: P.A. Rolland. Three Early Satires by Simeon Polotsky // The Slavonic and East European Review. - 1985. - Vol.63, № 1. P. 16-17; Былинин В.К., Грихин В.А. Сатира XI-XVII вв. Серия "Сокровища древнерусской литературы". М., 1987. С. 225-227 (по списку ЦГАДА, ф.381, № 1800, л. 13 об.)".

ВИНШОВАНЕ ИМЕНИН ПРЕСВЕШЧЕННОМУ ЕГО МИЛОСТИ ГОСПОДИНУ ОТЦУ АМФИНОГЕНУ КРЫЖАНОВСКОМУ, ЕПИСКОПУ КОРЕЛЬСКОМУ, ИВАНОГОРОДСКОМУ, ФИНСКОМУ, ЛИВОНСКОМУ, ИНГОМЕРДАНСКОМУ, ВСЕГО ПОМОРЬЯ, ВЕЧЕРНЕГО Ы ПОЛУНОЧНОГО ОКЕАНА, АРХИМАНДРИТУ НАЗАРЕТСКОМУ, ПРОТОСЫНГЕЛЕВИ ГОМЕЛЕЙСКОМУ, ОПАТОВИ РЫМСКОМУ, ПРОБОШЧОВИ ГДАНЬСКОМУ Ы КРОЛЕВЕЦКОМУ, КУСТОШОВИ ДЕНЕМБАРСКОМУ, ИГУМЕНОВИ ДИСЕНСКОМУ... В ДЕНЬ 6 СВЯШЧЕННОМУ АМФИНОГЕНА ОФЯРОВАНЕ. РОКУ 1661

Радуйся светло, отче, преподобне,
Амфиногене, Богу преугодне.
Яко днесь церков лики составляет,
Ангела песнми твого величает.
Во мученицех святых освяшченна
Амфиногена, Богу возлюбленна.
Его же имя на себе носишы,
Як отца чадо усердно любишы.
Он Хрыста ради умре, ты страдати,
Многия раны должен многократи.
Ты, наказуя, на лица не зришы,
Страха изгнаний нимало боишы.
Всякому в лице что ти подобает,
Яко гром гласно, гортань ти рыкает.
Умныи мудрцы обуяша тебе,
Всих за уметы вменяешы себе.
Всякая стана сполу ти учений,
За еже много ты страда мучений.
Узы темницы обыча блюдения,
Всегда чаяху ти посешчения.
Нест беда ы скорб, ей же не участен,
Киевских гуслей лепо ты прычастен.
Псалмопевече тебе утешаше,
Егда на гуслех струны пребиваше.
Но кто оповест дела твого чудна?
Аз не возмогу даже до дня судна.
Довлеет решчы: всякий град ы страна
Полна ти чудес паче океана.
Темже почтеся премногими саны;
В земле Корельской епископом званы,
Архимандрыта речен Назарейски,
Ы протосынгел почтен Голилейски.
На Гданьску пробошч також Кролевецки,
Опат на Рыме, апостал Немецки,
В Десне игумен, а у нас ничого,
Ничто имашы, тако имый много.
Вся всим на земли, но что будеш в небе? —
Поне един лик з всих избери себе.
Полны вси лицы, мало юродивых,
Но так не иди в строну, молю, живых.
В ангельском чыне лучше шествовати,
Зде век прежывше, в небе царствовати.
Его же аз есм прысный ти желатель,
За еже буди ты мне благодатель.
Писал бых болей, да слов им не стает,
Чудный жывот твой ум мой превызшает,
А што згрубилем, изволь то простити,
Ы за узел сей меду нам купити.
Если не купиш, не дождеш ы року,
Да варуй пильно ы от кия боку.
Друг твой в пиве, в горелце, в тобаце,
Если тя выдал, налай, як собаце!

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши. / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С.66-67.

Комментарий (с.397): "Стихотворение написано леонинским стихом в "курьезном" жанре "эхо", очевидно, зимой 1660 г. во время пребывания Симеона в Москве. Текст опубликован: Прашкович Н.И. Из ранних декламаций Симеона Полоцкого // ТОДРЛ. М.-Л., 1965. Т. ХХІ. С. 38; Русская силлабическая поэзия XVII-XVIII вв. С. 107. (по списку ЦГАДА, ф. 381, № 1800)".

ДИАЛОГ КРАТКИЙ

Рцы, Щасте, кому служеш? Кто ест сей? — Алексей.
Чыя кров? — Сын Михайлов. Государев? — Царев.
Кто саном? — Царь роксаном. Коли дуж? — Храбрый муж!
Буди царь на премнога крепок лета, света.
Что в нем благозрыши? — Една лепоты, доброты.
Кия? — Всякия! Дажд едину — милостыню.
Кую любов имеет ко Богу? — Премногу.
Ближних любих ли своих, инака? — Ей, всяко.
Что му боляре? — рцы ми — ответом? — Советом.
Како на враги твоих победы? — Без беды.
Ест ли победным отец милосерд? — Он усерд.
Вем, на крве хощет в бране, но веры без меры.
Земль му пространства також не треба, но неба.
Тем молим: буди помощ ему Бога многа!
Царствуй же здраво, царю, всем концем под солнцем,
И милостив всегда на твоя люди буди.
Подажд на державныя си грады отрады,
Да тако славен будеш повсюду отсюду.
Кому свет ест царица Мария? — Россиам.
О царевиче, повежд ми, исполнь надеждми,
Что с ним будет? — Страх людем. Известно? — Нелестно.
Сут ли царевны светила чловеком? — Всим веком;
Тем да всегда сияют во вси концы света,
Единодушно поем многа оным лета.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши. / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С.67-68.

Комментарий (с.397): "Стихи посвящены царевне Марии Алексеевне, родившейся в 1660 г., когда поэт был в Москве. В рукописи зачеркнута последняя строка этого вирша: "Много лет молим Тройцы неразденней". Текст - по списку ГИМ, Синод. собр., № 287, л. 375 об."

ПРИВЕТСТВО НОВОРОЖДЕННОЙ ЦАРЕВНЕ МАРИИ

1

Новая радость ныне ся являет,
Яко светила ново нам сияет.

2

Свет ест Мария новорожденна,
Тобою, светом, царю наш, спложенна.

3

Тем же мы молим творца всегда света,
Да дажд сияти ей во многа лета.

4

Лучы едины слонце в себе мает,
От наша слонца новая блистает.

5

Орел звыкл орла подобно родити,
Тем слонце имать, слонца изводити.
Чтож есть Мария новорожденна
Слонцем ест, ибо от слонца спложенна.

6

Едино слонце миром обладает,
Новому новый мир Бог дати мает.
Восток и сивер царству ти годует.
Прочая садам твоим Бог готует.

7

Седм ест планитов во небесном царстве,
Седм ест от тебе в русском государстве.

8

Первый планита царица Мария,
Шесть ти изчадий — планиты иныя.

9

Всякий планита ест на своем небе,
Для планит твоих дал Бог царства тебе.

10

Свети ж нам, слонце, з планиты твоими,
Возвесели нас лучами своими.

11

Впред дажд ти Господь таковы родити
Полом и щастем, какож еси и ты.

12

А мы Мариям рождшей и рожденной...
Многая лета поем в стране земней.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши. / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С.69-70.

Комментарий (с. 397): "Диалог" написан леонинскими стихами в жанре "эхо", по-видимому, в 1660 г. Текст опубликован: Хипписли А. Carmen echicum у Симеона Полоцкого // ТОДРЛ. Л., 1974. Т. ХХІХ. С. 363-364 по списку ГИМ, Синод. собр., № 2287, л.376 об. - 377".

ДИАЛОГ КРАТКИЙ О ГОСУДАРЕ ЦАРЕВИЧЕ И ВЕЛИКОМ КНЯЗЕ АЛЕКСИЕ АЛЕКСИЕВИЧЕ

1

Что в надежде о сыне царском, Алексею? —
Даст Бог, скипетр воспримет над всею землею.
Ким образом? — През разум. Откуду будет мощ? —
Бог будет в помощ.

2

Кто хранитель? — Спаситель. А кто можд? — Даяй дожд.
Кто оброна? — Царь с трона небесна, всечестна.
Чым вестно? — Живет честно; будет же до конца,
Яко свет слонца.

3

Что знамя? — Царско племя. Нрав с урода? — Природа.
Падет овощ близ древа. Так ли чловек? — От век.
Лев ли птенца не родит? — Не плодит. З орлицы
Нест голубицы.

4

Что ж з царя Алексея? — Орел Русси всея.
Кол красен? — Зело ясен. Кол силны? — Предивны.—
Что слава? — Даст Бог будем глава. Ким народом? —
России плодом.

5

А к тому? Литовскому. А еще? И Полше.
Над то кому? Шведскому. А Крыму? И Рыму.
Тем буди царь всем страном, агаряном, иным
Народом дивным.

6

Ктож родом? — З царя плодом. Кол благи? — Вседрагий.
Як щедрый? — Милосердый. Нищим? Дател пищы.
Пришелцем? Ест приемцем. Вдовам убогим?
Богатство многим.

7

А миру? Подает веру. Над люде? Цар буде.
Избранный? Богом данный. Христианом? Всим страном.
Тем ему дай Бог век мног и вся концы света
На многа лета.

8

Здравствуй же, Алексею, прийми возраст, област.
Сияй светло над нами, твоими рабами,
Мы тя будем всим людем всегда прославляти
И величати.

9

Будь славен, Алексею, над землею всею,
Где светят луча слонца во вся земли конца,
Вся страны з Россияны да тя величают
И работают.

10

Дай Бог твоей десницы, где свет ест денницы.
И вся яже на земли щасливе поемли.
А враги за вси праги и за крайне море
Прожени вскоре.

11

Як молние блистает, имя да сияет
Твое, о Алексею, славы ти лучею.
Щасте, крепост и милост, вславят тя щедроты
И вся доброты.

12

А мы паки имя твое славим пречестное,
Должну ти честь прыносим и о милость просим.
Пощади и огради, да чтеши от Бога
Лета премнога.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши. / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 71-77.

Комментарий (с.397): "Стихотворение написано в форме поздравительной декламации, очевидно, адресованной преемнику патриарха Никона... Текст декламации находится среди произведений, созданных до 1664 г., соборное же поставление преемника Никона, Иоасафа, в патриархи состоялось в 1667 г. Возможно, настоящие стихи появились до официального поставления. В рукописи они записаны латиницей. Текст (по списку ЦГАДА, ф. 381, № 1800, л. 449-52 об.) печатается впервые (см. также другой список: ГИМ, Синод. собр., № 2287, л. 410-415)".

ВИНШОВАНЕ НОВООБРАНОМУ ПАТРИАРШЕ

1

Новый свет в церкви восточной сияет,
Новое слонце егда востецает
На патрыаршы престол Руси всея
Тшчанием многим цара Алексея.
Тысь наше слонце, пастыру избранны,
Стада словесна вожд од Бога даны,
Тобою церков светло просияет
Як землю в неба слонце просвешчает.
Пасколов мрачна злых заблужденя
Згибнут твоего светом ученья,
А православна возраст прымет вера
Промыслом твоим во вся конца мира.
Во всю изыдет землю вещане
Устны, ти Хрыста проповедане.
Егоже молим яко сушча Бога,
Да тя соблюдет на лета премнога,
Честна и славна, в здравии телесном,
Деюща промысл о стаде словесном,
Ы сполнение душевно дарует,
Ы в небе венец славы уготует.

2

Светильник миру Богом запаленны
Днесь на свешчнице красном поставленны,
Да бы тму мира возмогл просветити
И путь небесный темный прояснити.
Фарос в Египте над Нила водами
Путь сказоваше огня си лучами,
А ты в Россыи, о архиерею,
Путь проявишы огня си лучею.
Иже ест разум ы мудрость премнога
Духом ти святым поданны от Бога.
Дабы словесным овчатом ходити
В пути небесном, а не заблудити
Во твоим свете никто же преткнется,
Но в свете ходяй, во свет облечется.
И в свет слонечный егда воцарится,
В будущей вере венцем украсится.
Свети ж, наш свете, зде на многа лета
Светлыми лучы учения света.
Упаси стадо, врученное тебе,
Да с ним будешы купно в светлом небе.

3

Егда в пустыни Израиль хождаше,
Столп огнезрачный вождем имеяше,
Ему же шедшу вси последоваша,
Внегда он ста, вси люди сташа.
Сице пустыню прыдеша безводну,
Путь обретоша сквози непроходну
И постигоша землю обешчанну,
Многими веки праотцев желанну.
Нас во пустыни жытейской грядушчый
Ты столп огненный, Богом прысносущный,
За вожда даны, да церков на тебе,
Яко на столпе, страны крепость прымет себе.
Столп же огненный, да всих просветишы,
Добротны умо, людзи научышы,
Да в свете твоем путь обряшчут правый,
Ведушч на небо, оставше лукавый.
Ты ны введешы в землю обешчанну,
Во Сыон горний, во жывушчых страну.
Точыю дай Бог тебе многа лета,
Да прымет свет мир от твоего света.
Ы в нем шествуя дойдет вечна града,
В нем же покой ест вечный отрада.

4

Моисею древле жезл от Бога даны,
Род из Египта извести избранный.
Египт казнити за многия злобы
В море езыки воврешчы як в гробы.
Ты, пресвятийшый наш архиерею,
Жезл изъял от Бога над Руси землею.
Да Израиля нова изведешы
З мерска Египта ы в Сыон введешы.
Сим крестом Чермно море разделишы,
Стезя проходны овцам сотворышы.
А враг фараон в Чермном ада море
Тобою будет погружен воскоре.
Сем жезлом волка хищна поразышы,
Львом рыка пашчы зубы сокрушышы;
Нас же сим жезлом добре упасешы,
Егда от врагов душевных спасешы.
Тем паси овцы, пастыру, Хрыстовы,
Мы твого гласа слушати готовы.
А нине тебе, жезла, прыветствуем,
На многа лета паствы усердствуем.

5

Весело церков росыйска ликует,
Егда тя, бодра пастыра, целует,
Иже воспрыем жезл от Бога даны,
Вся желаешы спасти Руссии страны.
Сим воведены овцы в места злачна,.
Сим победишы демона премрачна.
Со жезлом Давид изыде на брани
Со Голиафом ы смертно порани.
Ты, жезл имея, пастыру, святишы
Тмы, Голиафа на смерть поразишы.
Каменем веры глава й сотрешы,
Мечем духовным, як Давид утнешы.
Яко Россия победы спевати
Будет ы песни радостно слагати
Храбрству твоему, восхваляя Бога,
Иже да даст ти многа лета, многа.
И твою крепость величати будет,
Пастыра блага никогда забудет.
Будет ы в небо ныне возлетати,
Да тя в тех господ изволи венчати:
По вечне венцы в небесной славе
Вечности венец да даст твоей главе.
Но впред вси молим всешчедрого Бога,
Да ти в сем мире подаст лета многа.

6

Многие дела в руском вертогради,
Его же Христос Владымером сади,
Великими же князьми роспострани,
Столп созда царми на Московской страни.
Но делателей нужда бе не мала.
Тем патриарха церков ест избрала,
Да исправляет дело ы делатель,
Яко во место Христа обладатель.
Тебе, святыйшый наш архиерею,
Та власть вручыся над Руси землею,
Да плод Хрыстови з сего вертограда
Мног прынесешы до Сыона града:
Гроздие сладко — людие Хрыстови,
Иже служыти ему суть готови.
Сего на кресте пития гождаше,
Христос повнегда жажду возглашаше.
Тем Христа жажда тогда напоишы,
Когда езыки к нему прывратишы.
Превратиш вскоре, а от вертограда
Прынеси плоды до небесна града.
В нем же по многим сам летах вселися,
Нам жде милосерд отец проявися.

7

Корабль, по мору со учениками
Без Христа пловый, биен бе волнами.
Даже ы святы в отчаянье прыде,
Дондеже Христос внутр корабля вниде.
Ему же, вшедшу, ветры умолкоша,
Смирно кораблем по водах идоша.
Равне церковый корабль зело велий,
Пловый по мире странем ест веселий.
Егда и кормчый сира оставляет,
Тогда во мирских волнах сильных встает,
Вонеже церкви руской попустити
Не изволи Бог, дабы смирно жыти
Даже кормчыя кораблю святому
Тебе, пастыра, роду россыйскому,
Да твоим умом будут окармлены
К небесной стране сей корабль спасенный.
Тем же небесна цара умоляем,
Да им будешы в трудех наставляем.
И даст ти, здраву, добре управляти,
У прыстанища небесна прыстати.

8

Иаков древле Лавана слушаше,
Пас его овцы сице работаше.
Яков день зноем жито ест палены,
А в нощы хладом досадно знобленны,
К тому не даде виждома своима
Сна, ни покоя нуждныма плечыма.
Что ж подобает пастыру страдати,
Стадо Хрыстово ставшу управляти.
Ей, яко вяшчшы суть от овец люди,
Вяшчыи сице в стаде Христа труди.
Легчае Атлант неба воспирает,
Неже кто бремя пастырско движает.
Но твоим мышцам, пастыру желанный,
Крепкий жезл в помошч свыше ест поданный:
Исус Христос жезл, помогаяй тебе.
Хощет бо овца вся прывлещы к себе.
Он в нужде всякой имат вспомогати,
Во трудех трудность всяку облегчати.
Точыю, дай Бог, здраву тебе жыти,
В мире век долгий на престоле быти.

9

На остров Пафмос Иоан заточены
В восторзе бывый, богатство реченны.
Виде чловека, в его же десницы
Звезды сияша подобны денницы.
Архиереов оны знаменаша,
Иже подобне сим звездам сияша.
З тоя десницы мы тобе имамы,
Святейшый отче, пастыра над нами.
Светла звезд паче добротами всими
Сияй же много над овцы твоими.
Ангелми церкви, тыхжде нарыцает
Пастыр Иоан, егда разсуждает.
Чыстоту, благость ангелем мы тебе
В чистоте радим на церковном небе.
Ангел при дверех рая поставлены,
Зане ы тебе рая ключ вручены.
Тем прыпадаем к твоима ногама,
Отверзи небо своима рукама.
А нам, овцам ти, внити бы до рая
Ы получыти вечная благая,
Яже известно сам ты прыимешы,
Ашче нам двери его отворешы.

10

Херовим в дверех райских поставлены,
Меч во руце своей имеяй огненны.
Да хранит плоды его изобильны,
Страж престрашный, кармный, пресильный.
Церков ест раем богонасажденным,
В нем древо жызни имат род наш земный.
А ты, святыйшый наш архиерею,
Страж ы хранитель поставлен над нею.
Меч обоюду остры содержышы,
Им же от церкве враги прогонишы.
Божые слово, з уст ти исходяще,
Поразил як меч ы як камень з прашчы,
Взял сопротивны ы льва рыкающа,
Окрест ти стада пажыти ишчушча.
Будиш пресилен во слове ы деле,
Церкви росския святийшый ангеле.
Исправляй, храни руски рай словесный,
Да получышы после рай небесный.
В мале зде верен вспрымешы от Бога
В державу царства на небе премнога.
Их же вседушно мы тебе желаем,
Должную любов тако изъявляем.

11

Сира вдовица отнине ликует,
Церков россыйска светло торжествует,
Яко жениха до свого чертога
На престол тебе прыемлет от Бога.
Святийшый отче, в руской церкви главо,
Всим правоверным истынная славо.
Тебе ест наша мати обрученна,
Да от слез вдових будет свобожденна.
С нею мы, чада, прегорко рыдахом,
Яко без отца в сиротстве остахом.
А днесь видяшче, яко ты входишы
На престол церкви ы о нас радишы.
Веселогласно сице восклицаем:
Здравствуй на лета премнога, желаем.
Здравствуй, пастыру, ы умоли Бога,
Да даст цареви лета жыти многа.
В его бы мире церков разшырати,
Истинны слово право исправляти.
Им же довольно овцы упасешы,
Егда ко Богу — слову прыведешы,
К еде небесной, в ней же ест готова
Вечна трапеза нам от Бога — Слова.
На ту божыя ты ведешы люди,
З ними же и сам общник ея буди.

12

Руския церкве престол ест блаженный,
Яко ты на ней, пастыр, посажденны,
Отче преблагий, ибо тверд у себе.
Звезды ест праздна, светлейший, от тебе.
Не тако вся твердь сияет звездами,
Як ты, наш пастыр, душы лепотами.
Милость истинна в тебе ствердзастася
Ы правда з миром облобызастася.
Вера, Надежда, Любы в огне здися,
Шчедрые ту мудрость, простость вкренися
Во твоем сердцы, а душа вперися
Во Сыон горний, ему прыцепися.
В небе душею, зде телом жывешы,
Тем же свете се помошч воспримешы
Церков престола во управление
Ы стад Хрыстовых на упасение.
Зде престол телу, а душы на небе,
Благости ради, Бог созда для тебе.
Тем на церковнем буди лета многа,
По нем небесный восприми от бога.
А нине изволь нас благославити,
Во любви отчей чада си хранити,
Иже смиренно главы преклоняем,
Пасти ны в лета премнога желаем.

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши. / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 77-78.

Комментарий (с. 398): Просьба поэта к святой покровительнице города Евфросинии Полоцкой "касается скорейшего возвращения в Полоцк чудотворной иконы Богородицы, взятой в Москву 27 апреля 1663 г. повторно (в первый раз она была взята царем в 1657, а возвращена в 1659 г.) Текст - по списку ГИМ, Синод. собр., № 288, л. 297 об. - 298)".

ПРИЛОГ К ПРЕПОДОБНОЙ МАТЕРИ ЕФРОСИНИИ

Ты паки мати, о Ефросиние,
Жителей града всих удобрение,
Яже потщася икону святую
Внести из далны в страну Полотскую.
Из Царяграда, камо из Ефесе
Царь благоверный всечестно принесе.
Твоего ради много прошения,
Российских деля стран украшения.
Припади к стопам небеснога цара,
Да не лишай нас толикого дара.
Умоли паки возвращенной быти,
Иконе святей Полотск украсити.
Отчинный град твой, в нем же ты трудися.
Христу жениху ты уневестися.
Ибо толико град наш украшает
Девы образ и везде вславляет,
Елико небо солнцем украшенно,
Светлыми звезды дивно упещренно.
Полотску граду бе утверждение,
Столп, стена, помощ и ограждение.
Ныне без него како нам прибыти,
Аки без слонца не удобно жити.
Убо, о мати, припади за нами
К господу Богу твоими рабами,
Да возвратит нам икону святую,
Просвети землю белороссийскую.
Моли прилежно и деву Марию,
Да проявит нам милость свою сию,
Да не небрежет отчинна ти града
И не оставит правоверна стада.
Удобно тебе мощно умолити,
Изволи токмо ходатайца быти.
Моли за нами, о святая мати,
Храни ны в твоей выну благодати,
Ея же аще ты ны не лишиши,
Вся на похвалу твою обратиши.
По вся дни тебе будем величати,
Венец похвалы песней соплетат

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши. / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 79-85.

Комментарий (с. 398): "В жанровом плане "Беседы" следует отнести к рождественским театральным диалогам, типичным для школьной драматургии XVII в. По мнению И.К.Татарского (с. 53), они могли быть написаны около 1658 г. Другой исследователь - С.А.Щеглова - считает приблизительной датой написания 1660 г. (см.: Щеглова С.А. Русская пастораль XVII века: "Беседы пастуские" Симеона Полоцкого // Старинный театр в России XVII - XVIII вв. - Прг., 1923. С. 82-83). Указанная работа включает в себя также публикацию памятника (с.82-92, по списку ГИМ, Синод. собр., № 877, л. 9 - 14об.)".

БЕСЕДЫ ПАСТУСКИЯ ЕЖЕ ЕСТ О ВОПЛОЩЕНИИ ГОСПОДА БОГА И СПАСА НАШЕГО I. X. ВИДЕННАГО ИМИ ВО ВЕРТЕПЕ, ОТ ПРЕЧИСТЫЯ ДЕВЫ МАРИИ ПЕЛЕНАМИ ПОВИТА И ВО ЯСЛЕХ ПОЛОЖЕННА

1

(Первый пастух):

О небеса, что долго зазорите,
Адамантовых врат не отворите,
Удержуете нам обещанного
Агнца славнаго?
Спустете радость ненасыщенную,
Кропете свыше росу спасенную,
Оживляющу изсохшия души
В греховней суши.

2

(Второй пастух):

Что за глас слышу, о юноше красный,
Сниш ветка в новой благодати ясный?
Почто на небо вопль возсылаеши,
Агнца чаеши?
Уже бо сенный закон пременися,
Обетованный Мессия родися,
Его же вои ангел нам явиша,
Всех устрашиша.
Слава во вышних Богу вопиюще.
Мир человеком весело зовуще,
Нам бегшим в страсе комужде предсташа,
Всех утешаша.
Пророчествия нам откривающе,
Обетованна агнца являюще.
Его же очи воистинну наша
Днес соглядаша.

1

И от нас мнози в нощь сию видеша,
Растворшеся небо, тако реша,
Множество ангел на воздусе крылы
Небо окрили.
Венцы любезно сплетшася летали,
И друг со другом радостно играли,
Умиленными гласы вси пояху,
Песни плетяху.
Инии низеко к земли ся спущали
И веселыя вести сказывали,
Вы же в пищалки с ними и в свирели
Согласно пели.
А они скоро посолство сказавше,
Парными крылы в небо (мир вам давше)
Летели, вы же скажете нам ныне
Своей дружине:
Что за посолство, что за вести были,
Радости многи весь свет исполнили,
Чему-то с вами земля радуется,
Небо смеется?

2

Сего посолства отци наши ждали,
Еже мы слышим, они не слыхали,
Обещанно бо от писаний давных
Пророков славных.
Днес исполнися их глагол неложный,
Бог, оставивший свой престол велможный,
Сниде до наших (с небес емпирейских)
Низин земелских.

1

Кая же вина, что творец всемогий
Оставль богатый Олимп, в наш убогий
Дол земный сошел и явися вама,
Скажете нама.

2

Склонил монарха, пресветое око
На землю, седя в престоле высоко,
Призрети немощь, его же от века
Создал человека,
И узрел реки слез проливающих,
Воздыхания и вопль рыдающих,
Слыша узами от врага стисненных,
Во тме томленных,
И умилися милосердный Отец,
Видевши людей своих яко овец
Преданных смерти, кроме всея вины,
Туне без цены,
Учинил совет на горнем престоле,
В страшном своего величества поле,
З равнопрестолным Сыном и пречистым
Духом си и святым,
Что бы за окуп дати, да не туне
Человек погибнет, рекл: тебе есть уне
Единородие, мой Сыне, от века
Спасти человека.
Слово же словом от Отца рожденно,
Словом приемлет плот неизреченно,
Действом Святаго Духа стался человек,
Бог прежде всех век.
Ныне от Девы чистыя родися
И нам неложно во плоти явися,
Его же мы вси видехом очима
Ныне своима.
Свидехом царей з Востока пришедших,
Многоценные ему дары несших
От Тирских конец и от Аравитцких
И стран Персидских.
С теми то вестми ангели сходили
И то посолство нам благовестили,
Мы же видехом Слово, вы грядите
Сами узрите.

1

Камо же пойдем, пути не ведуще,
Како обрящем, места не знающе,
Ни града того, где есть обитаяй
Бог, мир спасаяй?

2

Идите путем к Вифлеому прямо,
Узрите звезду стоящую тамо
Верху вертепа, з Востока пришедшу,
Волхвы приведшу.
Вшедше во вертеп, смотрите седящу
Деву, отрока на лону держащу,
Ему же дары царие отдают
И припадают.

1

Понеже ему цари ся кланяют
И венцы своя под ноги складают,
Нам же простячком како можно смети
На царя зрети?
Како отворим уста буи суще,
Что проглаголем вежства не знающе,
Ненаучени красомовства, а ни
Книжных писаний?
Обыкохом бо со безсловесными
Скоты в пустынях и фавны лесными
Пастушки суще, мудрости не знаем,
Вся просто чаем,
Не видехом николиже можных
Монархов нигде, ни царей велможных
Не имеем же цветных от виссона
Риз, ни хитона,
Ни многоцветных подарков имамы
Ему достойных, убози бо сами
Скудным же везде между богатыми
Несть части с ними.

2

Братие, и мы тоже пастушкове,
Якоже и вы и вси простачкове,
Неучени же буквам, ни выдворных
Слов красомовных,
Но яко чин наш есть, сице приидохом
И с миром к нему во вертеп внидохом,
Поклонившеся в простоте, что знахом,
То глаголахом.
Ни щитахомся с велможи о месте,
Их должно чтити везде, сами весте,
Особ же ставши, кланяхомся низко
При яслех блиско.
Не имехом же ни даров богатых,
Кроме овчаток, ниже одежд златых,
Не в чин бо и есть пастухом богаты
Одежды златы,
Не у Мессии видехом таковых
Златотканных риз, ниже виссонновых,
Но смиренными повит пеленами,
Узрите сами.
Сице убо ради нас мирился.
Остави небо (в яслех положился),
Престол велможный и светлы Трионы,
Скипетр, короны.
Оставил тмы тем ангел предстоящых,
Пред лицем его с трепетом служащых,
От человеческих же недр (аще и смирился),
Не отлучился.
Изволил же ся со скоты вселити
Во вертеп темный и с ними пребыти,
Да нас посадит в лучезарных тронах,
В златых коронах.
Вол бо и осел двое скотов ему
Греюще слухати владыце своему,
С ними Иосиф старенкий и мати
При отрочати.
Сей вам праведный муж вся тайны скажет
И рождшагося младенца покажет,
Вы же несите дары отрочатку,—
Вси по овчатку.
Он бо любезно и нам исповедал,
Что от ангела таинства уведал,
Идите же с миром, сами вся узрите,
Нас же простите.
Зрети же Христа вси сподобившеся,
Грядуще в дом свой возвеселившеся.
Сию песнь гласно в свирели играйте
И воспевайте:
Hymnus sev rotula [гимна совьем венок - прим. стр. 399].

Ныне нам радость явися,
Христос, Сын Божий, родися,
мирови спасение,
Возлюблении внемлете
и греховных приемлете
от уз избавление,
Се бо единородного
Бог сына возлюбленнаго
к нам со небес низпослал,
Дабы от узников ада
в любима своя чада
всех нас к себе собрал.
Дщи рождала Сионова,
что жезла Ааронова
древо сухо процвело.
Цветом прозябшим от него,
Бога днесь воплощеннаго
яве преобрасло.
О сем пророков великий
собор и патриарх лики
в законе прогадаша,
Что облацы небес горних
мессию до низин долних
низпустити обещаша.
Днес в Вифлеоме родися
и всем во плоти явися,
как Сын Божий мессиа,
Бог невидим от начатку
днес в маленком отрочатку
видим есть у Мариа.
Дева своими руками
повевает пеленами,
во яслех полагает,
Вол и осел нань дыхают
и от мраза согревают,
Иосиф утешает.
Ангельских началов силы
крылами небо окрили,
друг с другом играюще.
Гласы воздух оглашают
и весело воспевают,
сице возывающе:
Ныне на высоком небе
буди честь и слава тебе,
о Боже наш превечный,
На земли же спасение,
людем благоволение,
мирови мир сердечный;
Ко пастырем прилетают,
во Вифлеом посылают,
радость им вещающе:
Ныне Спас вам ест дарован,
от пророков проповедан,
бежите играюще.
Звезда же приводит цари
от Востока, несут дары
рождшуся царю мирну.
Чисто злато аравицкии,
тирский ливан и персидский,
сей от арамат змирну,
Пастушки же по овчатку
Богу в малом отрочатку
дают рождшуся ныне.
Мы же что принесем ему,
себе от нас смирившему? —
токмо речем в дружине:
О Христе царю, наш Боже,
всяк ум исповести не може
к нам благодатий твоих,
Дай же нам наслаждатися
тебе и радоватися
в светлых чертогах своих.



Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 85-86.

Комментарий (с.399): "Стихотворение находится среди ранних произведений поэта. Оно записано латиницей, хотя его язык - церковнославянский - почти свободен от белорусизмов. Отсюда можно предположить, что "Лекарство…" было написано где-то в начале 1660-х годов… Текст стихотворения - по списку ЦГАДА, ф. 381, № 1800, л. 43)…"

ЛЕКАРСТВО НА ГЖЭХЫ

Приде мних некий ко врачевней хазе,
Взыскуя цельбы грыховной проказе.
Рече ко врачу в смирении слова:
Поведзь ми ради имене Хрыстова,
Ашче знаешы былие лечебно,
На грэхов болезнь скорбяшчым потребно?
Врач даде ответ всим полезный зело,
Им же духовно грэхми страждет тело:
Ашче хошчешы болезнь исцелити,
Зволь респонс уважне получити,
Иже ти буди сицевый от мене:
Послушаниа поишчы корене,
Терпениа зе листвие восприми
И расплоди плод чыстоты со всими
Добродзителей превонными цветы,
Юже смешкно потшцыся сотрети,
Во беззлобиа котле ы в сосуди
Всесмерениа зсыпано да буди;
Растворы по сем слэзными водами,
А милостыни пореж шчедротами;
Возгнети под ним огнь любве ко Богу,
Имже теплоту егда примет многу,
Братолюбием тшчыся прохладити,
Да возможешы от него вкусити
Покаяниа лзыцею святаго,
А помошчыю всемилостиваго
Примешы цельбу, здраве влучышы,
Ашче советы моя сохранишы.
Аз бо истинно тебе совешчаю,
Тебе, як себе, здравствовать желаю!

Симеон Полоцкий. Ранние стихи

По изд.: Симеон Полоцкий. Вирши / Сост., подготовка текстов, вступ. статья и комментарии В.К.Былинина, Л.У.Звонаревой. Мн., 1990. С. 86.

Комментарий (с.399): "Стихотворение написано в оригинальном учено-панегирическом жанре genethliacon, суть которого состояла в предсказании, обычно астрологически "обоснованном", завидной судьбы новорожденного. В данном случае речь идет о младенце царевиче Симеоне Алексеевиче (род. в апреле 1665 г.) "Беседа…" известна в трех списках: ГИМ, Синод. собр., № 731; ГИМ, Синод.собр., № 877 (в составе "Благоприветствования царю Алексею Михайловичу по случаю рождения сына Симеона" и без греческих названий планет) и ГИМ, Синод. собр., №287 (в составе "Рифмологиона"). Текст - по списку ГИМ, Синод. собр., № 731, л. 76-76об.".

БЕСЕДА СО ПЛАНИТЫ

Рците, планиты, что вы свыше Симеону
Божиим изволом дасте во место поклону?

Луна

Луна: Аз турков знамя, прекланяю роги
Свои з выями турков Симеону в ноги.

Ермий

Меркурий: Аз премудрость щасте предлагаю,
Чест(ь) и остроумие сими почитаю.

Афродита

Венус: Красоту плоти токмо даю тебе,
Ничто бо ми есть твоей угодно потребе.

Слонце

Слонце златосветлое: Везу в колеснице
Здравство, силу, щасте, борзость сей деннице.

Арей

Марс: Аз владно оружец храбрством почитаю
И на гордыя враги острый мечь вручаю.

Дий

Иовий: Аз что могу любве паче дати? —
Приязнь, честность и мерност(ь), благост(ь), правду знати.

Крон

Сатурн: Аз не имам, что дати Симеону,
Да буду подножие грядущу к Сиону.

 

 
 
Иоаннов Родник © 2011-2016 : Использование материалов размещенных на сайте только с письменного разрешения администрации